«Я наблюдала сочувствие». Бегунья из России — о Бостонском марафоне

«Я наблюдала сочувствие». Бегунья из России — о Бостонском марафоне

  • Post category:Новости

В Бостоне уже в 126 раз состоялся марафон, на который в этом году собралось 25 314 человек из 120 стран. Как все прошло, ждали ли на марафоне русских и какого писателя вспоминают спортсмены, преодолевая Холм разбитых сердец, рассказывает его участница

Дарья Ядерная, руководитель MBA-программы «Менеджмент в индустрии моды» МГИМО и Британской высшей школы дизайна, международный эксперт ЮНИДО ООН по вопросам легкой промышленности

Бостонский марафон — самый престижный в мире, один из старейших и известнейших в своем роде, входит в шестерку мейджоров наряду с забегами в Берлине, Токио, Лондоне, Нью-Йорке и Чикаго. В этом году буквально за девять дней до соревнований Бостонская ассоциация легкой атлетики официально отстранила спортсменов из России и Белоруссии от участия в марафоне. Интересно, что организаторы сделали оговорку, отстранив спортсменов от участия не по принципу гражданства России и Белоруссии, а по принципу проживания в этих странах на настоящий момент.

Первой мыслью, конечно, было отказаться от участия и от поездки, но пересилили семь лет тренировок, потраченные на то, чтобы пройти квалификацию на этот марафон по скорости (а наряду с благотворительностью это единственный способ туда попасть), а также потраченные на поездку деньги спонсоров (в мою мечту поверило North Star Media — одно из ключевых агентств цифровой наружной рекламы в стране). В итоге я решила лететь и договариваться на месте, опираясь на весьма обтекаемый пункт о проживании в другой стране. Трактовка «проживающий» была дана Бостонской ассоциацией весьма неконкретно и, как стало понятно на месте, не случайно. Требовалось любое полуформальное подтверждение наличия зарубежного адреса (собственность или контракт на аренду не проверялись) и/или любой документ о работе в зарубежной стране. Университет МГИМО подготовил мне справку о том, что я преподаю в нашем филиале в Ташкенте, что соответствует истине, и этого документа наряду с адресом в Дубае моих друзей оказалось достаточно.

На месте никакого негативного отношения к россиянам не наблюдалось. Для получения стартового номера нужны паспорт или другой документ с фотографией и QR-код, который присылали организаторы заранее. Мой QR-код ожидаемо не сработал на выдаче номеров, волонтеры, увидев мой российский паспорт, однако, не поняли, по какой причине он не работает, и отправили меня в Сервис для атлетов. Там организаторы отсканировали мой код и, когда он снова не сработал, тоже очень удивились. Они уточнили, сдала ли я подтверждение вакцинации, я ответила утвердительно. И они однозначно растерялись, заявив, что не понимают, в чем причина того, что мой код не работает. Я знала почему, но решила, что помогать им не буду, раз уж они смотрят сами в мой российский паспорт. И только после того, как сотрудник Сервиса обратилась к еще более вышестоящей администрации, мне объяснили с извинениями, что от меня потребуется дополнительная информация. Я ее предоставила, меня попросили подождать, несколько раз снова извинившись за такую ситуацию, и буквально в течение десяти минут выдали стартовый номер. Аналогичная ситуация произошла и с другими спортсменами из России и Белоруссии: они предоставили документы, связывающие их с другими странами и получили право на участие в забеге. При этом право гражданства и участия от своей страны сохраняется. В моих финишных результатах указано гражданство «Россия», только в графе hometown стоит «Дубай».

© Дарья Ядерная

В целом я бы сказала, что отношение со стороны жителей Бостона совершенно не изменилось, более того, я наблюдала сочувствие и поддержку, что мы все-таки приехали и выступаем за спорт как объединяющий весь мир фактор. Например, в отеле не сработала моя банковская карта Union Pay, так как российские чипы для нее были дезактивированы в рамках одного из пакета санкций. Проживание у меня было оплачено заранее, но отель при заселении блокирует на карте депозит на случай порчи имущества или непредвиденных расходов. Моя карта не сработала, и я предложила внести депозит наличными, но в отеле политика cash-free, наличные не принимают. В результате, увидев мой российский паспорт и поняв проблему, администратор все равно предоставил мне номер, хотя я предлагала альтернативные варианты. Например, позвонить подруге, проживающей в США, и попросить ее прислать чек. Для американцев идти навстречу на самом деле не характерно, так что скорее наоборот, увидев мой паспорт, сотрудник проявил эмпатию.

Любопытным оказался и диалог с представителем паспортного контроля на границе. США известны тем, что виза не гарантирует пересечения границы, она лишь дает право приземлиться на территории США, решение о въезде принимает сотрудник. Мне задали всего один вопрос о том, что привело меня в Нью-Йорк, я ответила, что направляюсь в Бостон на марафон, получила пожелания удачного старта и приглашение пробежать марафон в Нью-Йорке осенью. Я заметила сотруднику, державшему мой российский паспорт в руках, что виза заканчивается в мае, и услышала: «Получай новую и приезжай, Нью-Йорк ждет».

© Дарья Ядерная

В городах — я была в Нью-Йорке и Бостоне и нескольких небольших городках Массачусетса и Коннектикута, — на церквях и отдельных зданиях висят флаги США и Украины и баннеры в поддержку. Также достаточно много заведений при оплате покупки предлагают округлить сумму покупки до ближайшего целого доллара, чтобы эту «сдачу» направить на помощь Украине. На трассе марафона тоже висели украинские флаги, а цвет финишной медали Бостонского марафона в этом году желто-голубой. Правда, честности ради стоит заметить, что такого же цвета, желто-голубого, в прошлом году были стартовые футболки и куртки, так как желто-голубой и неоново-фиолетовый — постоянные цвета этого соревнования.

На самом деле мы ощущали огромную поддержку, потому что спорт — это то, что объединяет людей вне зависимости от национальности. Это про преодоление, про принятие себя и других людей и про то, что ты — один человек в толпе, но ты не один, потому что вокруг тебя целое сообщество. Спорт — про честность, про открытость, про терпеть и добиваться, про стремиться и любить всех.

Организаторы Спартатлона — крупнейшего ультрамарафона в мире (гонка на 240+ километров от Афин до Спарты) — выступили с заявлением, что однозначно планируют допустить все национальности к соревнованиям, так как олимпийский спорт — про оливковую ветвь примирения, единения и терпимости, а не про конкуренцию, борьбу и неприятие. И мне кажется, эта позиция честная, смелая и открытая.

Бостонский марафон — это трудная трасса, она вся состоит из подъемов и спусков, а ключевой подъем между 31 и 34 километром называется Heartbreak Hill — Холм разбитых сердец. Марафон, он всегда про преодоление себя, и самая сложная часть начинается как раз после 30-го километра, когда заканчивается топливо в организме и начинается борьба на уровне воли. Марафон — это диалог с собой, когда ты хочешь бросить, но не бросаешь и просто продолжаешь двигаться вперед, шаг за шагом, ради момента победы — над собой, прежде всего, когда пересекаешь финишную черту. И твое сердце действительно разбивается на сотни кусочков и собирается вновь, когда ты преодолеваешь себя, обстоятельства — и доказываешь себе, что все возможно, преодолимо и это тоже пройдет. Как говорил Харуки Мураками в книге «О чем я говорю, когда говорю о беге»: «Боль неизбежна, но страдание — личный выбор каждого». Мы не можем изменить многое, но мы можем сделать выбор в пользу отношения принятия или непринятия, смирения или несмирения, но самое главное — это просто продолжать делать то, что должен — и будь что будет. Вот это, пожалуй, самое важное, ради чего бегают марафоны.

© Erin Clark / The Boston Globe / Getty Images

А еще марафон — всегда про поддержку. Бег кажется одиночным видом спорта, но это не так. Помочь упавшему человеку, подать стаканчик, одолжить солевые таблетки или гель, поддержать переходящего на шаг бегуна добрым словом, спросить у идущего, нужна ли медицинская помощь, — все это неотъемлемые элементы соревнования. В США всегда было очень много бегунов из группы поддержки, особенно для параатлетов. Так, известнейшая спортсменка Шалан Флэнаган, победительница марафона в Нью-Йорке в 2017 году, пробежавшая все шесть мейджоров подряд в 2021 году, выступила в команде саппорта девушки-параатлета, и это и трогательно, и волнительно, и вызывает восхищение одновременно. Умение пожертвовать своим результатом ради результата другого достойно восхищения и уважения.

© Boston Athletic Association

У меня был один такой опыт, когда я выступила пейсером (бегун, помогающий другим бегунам пройти трассу в определенном темпе) для своей подруги на марафоне из Ниццы в Канны в 2021 году, — и она обновила свой личный рекорд на трассе. Я бы предоставила ей оценить, была ли я хорошей поддержкой, но те невероятные эмоции, которые испытываешь, понимая, что ты причастен к достижению друга, к моменту его триумфа — это невероятная благодарность миру и своему телу, что позволяет нам делать такие беспредельные, казалось бы, вещи. Быть поддержкой и получать поддержку — в этом смысл такой длинной трассы, как марафон.

Кстати, о поддержке. Пес Спенсер, как и всегда, вышел приободрить бегунов на трассе. Это икона Бостонского марафона, пес, который не пропустил ни один забег за много-много лет и стал уже таким же символом этого соревнования, как официальный единорог. И так же, как и единорог, золотистый ретривер Спенсер раз за разом учит нас, что волшебство случается — и для этого нужно просто во всех ситуациях оставаться собой и делать лучшее из того, на что ты способен, а еще быть рядом и ценить момент единения, который наступает на трассе марафона, а еще сохранить его и приумножить.