Художники, галереи, ярмарки: что происходило с арт-рынком последние десять лет

Художники, галереи, ярмарки: что происходило с арт-рынком последние десять лет

  • Post category:Новости

За последнюю декаду изменился не только мир, но и рынок современного искусства. Марина Анциперова разбирается, как работы молодых художников стали частью всеобщей повседневности и почему эти победы по-прежнему скорее локальны, чем глобальны

Бум маленьких галерей и молодых художников

Журналист и арт-критик Игорь Гребельников вспоминает, как в 2008 году коллекционеры стояли в очереди, чтобы приобрести работы современных художников, поскольку не успевали покупать их на ярмарках. Это был пик роста арт-рынка в 2000-х, который нашел отражение и в бурном развитии институций. В тот год, к примеру, появился знаковый для своего времени центр современного искусства «Гараж», были учреждены два фонда («Сфера» Смирнова и Сорокина, а также ЦСИ «Винзавод») и биеннале молодого искусства. Годом раньше в 4-м Сыромятническом переулке на месте старейшего городского комбината столовых вин появился небывалый для города арт-кластер, ЦСИ «Винзавод». Тогда же была учреждена первая российская премия в мире современного искусства, премия Кандинского. Соизмеримый пик в истории современного российского искусства случился нескоро: в 2020–2021 годах. До этого под влиянием двух кризисов, 2008-го и 2014-го, рынку искусства был присущ скорее некоторый пессимизм.

По мнению Анны Бариновой, основательницы Anna Nova Gallery, одной из старейших петербургских галерей, в середине 2010-х художникам и галеристам казалось, что они варятся в собственном соку, поскольку людей, которые интересовались и увлекались современным искусством, было совсем мало. И если к 2015 году правили бал скорее авторитетные галереи со зрелыми художниками, то в следующие семь лет все сильно изменилось: новички-галеристы окрепли и стали продвигать новое, молодое поколение художников. Так, художница Данини, которую представляла галерея Fragment, подорожала с 2019 по 2021 год в три-четыре раза (от €800 до €2–3 тыс.), самый популярный художник галереи Sample в 2021-м, Алексей Дубинский, продавал в 2019-м свои живописные холсты за €1–4 тыс., а в 2022-м — за €7–10 тыс.

Азиза, Woman Tragedy

© Галерея Seréne

«За этот период стали появляться новые резиденции, различные арт-кластеры, с художниками начали взаимодействовать и рассказывать про них широкой публике, стали чаще появляться различные коллаборации», — замечает Анна Баринова. Многие галереи — как маленькие, занимающиеся скорее начинающими художниками, вроде питерской Myth, так и продающие классиков отечественного искусства проекты вроде галереи Алины Пинской — отмечают 2020 и 2021 годы как самые удачные с точки зрения продаж. В 2016 году открылось сразу шесть галерей, которые существуют и по сегодняшний день: галерея тиражной графики Shaltai Editions, три московских проекта Totibadze, Askeri Gallery, InArt Gallery by Ksenia Podoynitsyna, нижегородская FUTURO и, наконец, галерея Fragment, которая открылась последней в декабре 2016-го. Половина этих проектов как раз и представляла молодых художников — уже заметных своими работами, но пока не достигших статуса признанных звезд. Время оказалось правильным для этой более чем рисковой, как считалось тогда, инициативы: как рассказывает Сергей Гущин, основатель галереи Fragment, за первый год в галерею было вложено только 60% собственных средств, а 40% инвестировано с выручки, которая появилась практически сразу. Fragment на тот момент оценивала свою задачу как формирование нового пула коллекционеров и выход на международный рынок. Забегая вперед, можно сказать, что эта задача была решена — представительство галереи появилось в США.

 

1

из
5

Айдан Салахова, III
© Shaltai Editions

Мария Высотская, «Экзотермический процесс 22»
© InArt Gallery by Ksenia Podoynitsyna

Картина Константина Сутягина
© Totibadze Gallery

Даниил Антропов, Illusion
© FUTURO

Анастасия Комар, Ouroboros
© Fragment

Рост онлайн-проектов

В то же время начался и бурный рост онлайн-галерей: в 2016-м появился проект Sample, его предшественниками стали Oily Oil (2014 год) и WHO I AM Gallery (2013 год), затем последовало «Объединение» (2017 год) и, наконец, созданные по модели платформы Artsу (агрегатора искусства разных направлений, где и галереи, и художники могут представлять себя сами) онлайн-платформа TEO by Cosmoscow (2020 год) и аналогичный по своей модели проект Bizar (2021 год). Анна Михеева, основательница проекта «Объединение», рассказывает, что открытие проекта было связано с тем, что на рынке нашлось не так много альтернатив: «Классных галерей и проектов, открытых и готовых представлять молодых авторов, тогда были единицы. По моим ощущениям, в то время авторитетные галереи вроде "Триумфа" были довольно закрыты всему. Я начинала как художница и подумала, что было бы полезно сделать что-то для своих талантливых друзей».

Оля Австрейх, Yellow, из серии «Свет зажигается и гаснет»

© Галерея Seréne

Она вспоминает, что в 2018 году случился настоящий бум онлайн-проектов, когда чуть ли не каждый месяц их запускалось по несколько: появлялись инстаграм-страницы (принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена) и сайты, которые через какое-то время пропадали, домены не работали, хостинги не оплачивались. Михеева связывает исчезновение подавляющего количества проектов с тем, что они ожидали быстрых результатов: «Эта сфера про работу вдолгую, не всем хватило мотивации продолжать». Почти все платформы стали совмещать онлайн- и офлайн-форматы: первопроходцем оказалась Sample с вечеринками-аукционами на разных площадках, затем и остальные проекты стали развиваться в офлайн-мероприятия. В 2021-м, на пятый год существования, оборот Sample составил 3 млн руб. (в этом году — уже 9 млн руб.), по словам основательницы проекта Софьи Симаковой, лучше всего продается маленькая графика и большая живопись. Маркетплейс TEO by Cosmoscow отчитался в том же году о результатах продаж по 10–20 работ в месяц в диапазоне от €500 до €10 тыс. Аналогичная платформа, запущенная годом позже, Bizar, за период лето 2021-го — лето 2022-го достигла оборота в 40 млн руб., в топ также попали небольшие работы и графика.

Расцвет ярмарок

За последние годы главная арт-ярмарка города показывает стабильный рост: основанный в 2010-м проект Cosmoscow в 2020-м вырос на треть по продажам по сравнению с предыдущим годом. Они составили €2,4 млн (в 2019-м — €1,7 млн, в 2018-м — €1,3 млн). В 2021 году продажи равнялись уже €2,7 млн, а стоимость двух самых дорогих проданных работ оказалась равна €210 тыс. Столько заработала галерея Pearl Lam за работы «Мой Зимний дворец № 14» китайца Чжан Хуаня и «Красный на Красном» молодой британской суперзвезды Mr Doodle.

1

из
2

Чжан Хуан, «Мой Зимний дворец № 14»
© Cosmoscow

Mr Doodle, «Красный на Красном»
© ИВАН ЕРОФЕЕВ

В 2020 году у Cosmoscow появился сателлит — ярмарка молодого искусства blazar, которая стала проходить параллельно Cosmoscow в Музее Москвы. Всего за год она выросла в два раза по масштабу: работ в прошлом году было продано на 38 млн руб. (в первый год продажи составили 5 млн 300 тыс. руб.). Средний чек, по комментариям основателей blazar, составляет от 37 тыс. до 50 тыс. руб. «Второй год был успешнее первого, и мы надеемся, что третий будет успешнее второго. Для нас этот год будет показательным, — говорит соосновательница проекта Александра Лекомцева (основателями blazar являются команды Cosmoscow, Sample и Anna Dyulgerova Communication), — кризис, одни партнеры ушли, другие партнеры еще не готовы — но, с другой стороны, мы и первую ярмарку делали на свой страх и риск в пандемийный год». Кроме того, стали появляться и другие заметные проекты, связанные как с большими именами, так и с начинающими художниками.

Миша Никатин, The Meeting Place

© Галерея «Объединение»

В 2019 году в Гостином дворе основатель галереи Ovcharenko и аукциона Vladey Владимир Овчаренко устроил новую ярмарку Da!Moscow, в которой приняли участие 28 галерей. Ее посетило свыше 5700 человек. В том же году на «Винзаводе» появилась сначала новогодняя, а затем и регулярная ярмарка молодых художников Win-Win. 22 декабря 2019 в проекте насчитывалось 70 участников и продажи составили 2 млн руб. В мае 2022 Win-Win прошла в четвертый раз и стала самой прибыльной за историю: продажи 110 участников достигли 4,5 млн руб.

Жить не прошлым, но будущим: какой получилась 10-я ярмарка Cosmoscow

© Cosmoscow

Рост числа коллекционеров

Анна Баринова, основательница Anna Nova Gallery, констатирует, что за 17 лет деятельности галереи именно последние несколько лет работы стали давать высокие результаты. «Появилась положительная динамика как со стороны покупательной способности, так и со стороны институционального развития, — отмечает она. — Заметно расширился круг коллекционеров и любителей современного искусства, повысился спрос на работы художников, увеличилась посещаемость галереи, искусство в целом стало ближе к зрителю». Парадоксальным образом именно пандемийный год послужил резким толчком к расширению пула коллекционеров: если раньше собирательство искусства воспринималось скорее как элитарное занятие, то теперь и средний коллекционер, и средний чек «омолодели».

Этому способствовал рост онлайн-проектов, среди которых стоит отметить группу «Шар и крест» в фейсбуке (принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена), где художники, оставшиеся без проектов в пандемию, выкладывали доступную графику и работы от 5 тыс. руб. Одна из популярных участниц группы художница Айдан Салахова, за новыми работами которой устроили целую охоту, тогда отмечала, что более удачного месяца в смысле продаж у нее не было.

В светской хронике blazar и Cosmoscow среди коллекционеров теперь мелькают основательница Arctic Explorer Ксения Чилингарова, глянцевый фотограф Анастасия Рябцова, телеведущий Андрей Малахов, основательница магазина КМ20 Ольга Карпуть и другие. Светская хроника больших ярмарок и раньше пестрила известными лицами, отличие же нового времени в том, что искусство поддерживают не только медийные персоны, но и молодые специалисты разных профессий.

© Cosmoscow

Причиной роста интереса молодых коллекционеров обозреватель арт-рынка Игорь Гребельников считает диверсификацию предложений: если раньше авторитетные галереи (условно, «Риджина», pop/off/art и XL Галерея) предлагали для покупки в основном работы состоявшихся художников за ощутимый чек, то теперь приобрести предмет искусства можно, располагая практически любой суммой: посетив самоорганизованные выставки начинающих художников или их мастерские, ярмарки и аукционы молодого искусства, упомянутые выше онлайн-галереи. В ответ на запрос новоиспеченных коллекционеров появляются и новые службы: как, например, арт-консьерж Lobby, который организует специальные мероприятия, подбирает предметы искусства и проводит выставки. На вопрос об аудитории проекта Софья Карповская, его основательница, отвечает так: «Клиенты магазина, бара, выставочных проектов и консьерж-сервиса, вопреки нашим ожиданиям, чаще всего разные люди. Пытаться их описать — все равно что отвечать на вопрос про гостей на вернисаже. Эдакий классический "artsy-винегрет", состоящий, как известно, из очень разных ингредиентов».

#прохобби: Дмитрий Волков, коллекционер и философ

Искусство в новых местах. Коллаборации

Если раньше в кафе, гостиницах и магазинах искусство появлялось редко, то теперь ресторанные и другие проекты невозможно представить без работ современных художников на первом плане. К примеру, «Ладо» и «Кривоколенный» проводят регулярные выставки, интерьеры Gentle украшают натюрморты Алексея Дубинского, Eva и «Школьника» — портреты Кати Щегловой, в Mina тон задают веселые креветки Романа Манихина, интерьер Amy поднимает планку еще выше: на стене здесь висит неоновая надпись звезды британского искусства Трейси Эмин. Цветочный проект Lupine также проводит выставку за выставкой, а для отеля «Рихтер» сотрудничество с художниками давно стало частью ДНК: они участвуют не только в выставках и резиденциях, но и в повседневной жизни «Рихтера» — халаты, например, украшены изображениями животных от Алисы Йоффе. Питерская гостиница Wynwood, где за последние пять лет прошло восемь выставок, тратит отдельные усилия, чтобы научить команду «понимать современное искусство и уважать старое». Выставки за пределами музеев и галерей стали не просто нормой, а даже правилом — и интерес к показу молодых художников, как рассказывает куратор Александр Бланарь, активно проявляют также девелоперы: его галерея Seréne, например, сотрудничает с MR Group, оформляя предметами искусства их офисы продаж. 

Культурное пространство «Рихтер», 2018

© ЕЛИЗАВЕТА КОЧЕРГИНА

Различные бренды тоже обращаются к художникам для продвижения своих продуктов и создания совместных проектов — вплоть до пакетиков чипсов, которые украшали рисунки Алексея Дубинского, и пасхальных куличей «Эклерной Клер», придуманных вместе с художницей Анной Самойловой. «Без искусства сегодня никуда: и девелоперы, и бренды понимают это, — замечает Александр Бланарь. — Искусство приносит ощутимый эмоциональный фидбэк от зрителя, но как его измерить, пока понимают немногие, так что вкладывают в коллаборации небольшие бюджеты. На них крупные художники не согласятся, а маленькие не принесут ощутимый выхлоп, поэтому коллаборации пока происходят как будто наугад: бренды сейчас не могут четко сформулировать, что они приобретают и как измерить этот результат».

Саша Mademuaselle, работа из серии Empty Stores, галерея Seréne

© Галерея Seréne

Региональные проекты

Художественная жизнь за пределами столиц всегда активно развивалась благодаря сильным институциональным проектам (вроде Уральской биеннале, известной в мире даже больше, чем Московская) и результатам работы самоорганизованных сообществ. Нижний Новгород и раньше был примечателен своей околоуличной художественной сценой, однако fashion-съемка на фоне работ представителей стрит-арта с рассказом о городских арт-проектах случилась в Vogue именно в 2021 году. Пандемийный год дал много внимания региональным проектам, и теперь Андрей Бартенев поддерживает художественные проекты в Суздале, Андрей Малахов устраивает в Апатитах центр современного искусства «Сияние», а Федор Павлов-Андреевич продолжает развитие фестиваля «Выкса | Арт-овраг», в рамках которого в небольшом городе Нижегородской области уже появилась фреска знаменитого художника Эрика Булатова и многое другое.

«Хочу быть всегда влюбленным»: как прошли первые выходные «Выкса-фестиваля»

Наталья Коренченко, директор по развитию студии «Тихая» (Нижний Новгород), отмечает, что коллекционеры нижегородского искусства приезжают сюда в основном из Москвы и Санкт-Петербурга, в то время как местные собрания пополняются работами художников из других городов. «Проекты наших художников стали важными достопримечательностями: люди специально едут в Нижний ради посещения студии «Тихая», сада Артема Филатова и Алексея Корси в частном крематории, загородных инсталляций Владимира Чернышева», — рассказывает она. Для полноты картины стоит отметить, что региональная ситуация разнообразна и бурный успех художников отдельных центров соседствует с затишьем в других: как, например, во Владивостоке и Хабаровске.

Peles Empire (Катарина Штовер и Барбара Вольф; Румыния/Германия), «Широко закрытые глаза», 2021. Инсталляция. Специально для 6-й Уральской индустриальной биеннале

© ОЛЬГА ПОДОЛЬСКАЯ

Закрытые границы

При всех позитивных моментах последних лет — росте интереса, диверсификации рынков, активности молодых художников — нельзя не отметить, что одна из главных проблем отечественного искусства только усугубилась. В силу закрытости СССР оно долгие годы находилось в стороне от крупных глобальных течений и только яркими вспышками на волне интереса к перестроечной России оказывалось включенным в мировые контексты. Количество галерей, участвующих в международных арт-ярмарках и показывающих на Западе российское искусство, еще до пандемии можно было пересчитать по пальцам двух рук, а отечественных художников с успешной карьерой и сформированным рынком покупателей — по пальцам одной.

Почему это так важно? Помимо общих соображений о сложности развития культуры в условиях изоляции, встроенность в западный рынок могла бы стать для отечественного определяющей в смысле его экономики: работы известных художников на крупнейших иностранных ярмарках уходят за миллионы долларов, а самых успешных российских же на российском рынке — максимум за миллионы рублей. Пандемия, а затем и события последнего года только усилили культурную изоляцию в силу как политических, так и просто логистических причин. На ярмарке Cosmoscow этого года представлены иностранные художники, но нет ни одной иностранной галереи. Все крупнейшие музейные проекты с привлечением зарубежных художников отменены или поставлены на паузу, некоторые из отечественных галерей, как упомянутая ранее Fragment, решили прекратить работу в России.

Несмотря на трудности экономического прогнозирования и скачки валютного курса, продажи в тех галереях, что продолжают работу, до сих пор активно идут: на внимание покупателей не жалуется ни открывшаяся этой весной Seréne, ни Myth Gallery, где продажи пока находятся на уровне прошлого успешного года; Алина Пинская отмечает сложную весну и стабильную ситуацию сейчас; многие галереи перешли с регулярного на непостоянный режим работы и стараются сохранять оптимизм в условиях максимальной нестабильности.