«Ты что, обиделся?» Откуда берутся обиды и как с ними справляться

«Ты что, обиделся?» Откуда берутся обиды и как с ними справляться

  • Post category:Новости

Окей, кто виноват и что со всем этим делать? Режиссер и колумнист «РБК Стиль» Антон Уткин и Анна Соколова, психолог, практикующий в гештальт-подходе, разбираются, как мы обижаемся, как обижаются на нас и что со всем этим делать

Обижаться можно очень по-разному: мы имеем дело как минимум с несколькими видами обиды — и несколькими сценариями таких ситуаций.

Например, часть «обид» определенно связана с возникшей волной cancel culture — культуры отмены. Тут можно проводить параллели разной степени корректности с разными видами «охоты на ведьм», включая довольно жуткие, но хорошо знакомые всем примеры из прошлого столетия, однако итог почти всегда один: группа людей выбирает «обидеться», а затем и «дружить против» вполне конкретного человека. И внезапно его действия, поступки и слова больше не имеют ни презумпции невиновности, ни срока давности.

Вот что получается: с одной стороны, мы вроде бы стали свободнее и стремимся быть «самими собой», быть признанными в обществе, но с другой — граница между «что я могу заявить о себе» и «что могут сказать другие» как будто не до конца прояснена, и тогда между этими полюсами для возникновения обиды остается много свободного пространства. Культура отмены становится самым сложным и драматичным последствием этой свободы самовыражения, наказанием почти без шанса искупить вину, без возможности диалога: социальная смерть — это страшно. Насколько наказание симметрично вине? Насколько свободнее мы становимся на самом деле? Это открытые вопросы.

Еще один способ серьезно обидеться связан с ситуацией последних полутора лет. Мы живем в полностью изменившемся, тревожном и неопределенном мире; глобальная ситуация сильно окрашивается локальными: во многих странах идет резкая смена политической, экономической и социальной повестки, и это тоже не добавляет определенности. Мы оказываемся в состоянии хронического стресса, в котором возникает ситуация «переноса» объекта. Выражаясь бытовым языком, мы выбираем выместить нашу обиду на ком-то, кто удобно подвернулся под руку. Еще можно (см. выше) объединиться в стаю единомышленников, чтобы уж точно растоптать жертву. Удобно? Удобно. Негуманно? Абсолютно бесчеловечно.

© Света Муллари

Третий вид обид хорошо знаком именно российскому читателю: «я против системы». Он связан с двумя соприкасающимися обстоятельствами. Во-первых, конфликт с системой понятен почти каждому жителю Советского Союза, а впоследствии и России, дискурс «маленький человек против государства» — наше общее место.

Во-вторых, он связан еще и с тем, что вертикальная, директивная власть на протяжении десятилетий размывала наши личные границы. Скажем, на контрасте с жителями многих других стран, имеющими очень четкие личные границы, мы не всегда отдаем себе отчет, где заканчиваемся мы и начинается наш партнер, наш ребенок, наши родители, наши соседи, улица, район, город, страна и т. д. Все немного размыто — и в этой размытости посягательство даже на какие-то очень далекие части «себя» может быть обидным. Кажется, именно этот вид обиды пережили те, кто оскорбился на «Большую глину № 4» Урса Фишера: «нас, как всегда, не спросили» и поставили неожиданно выглядящий памятник на видное место набережной.

Наконец, мы можем иметь дело с «обычной», личной обидой на другого человека, которая, конечно же, в публичном поле легко дорастает до перечисленных ранее форм — и тут самое время поговорить о том, как же обида работает.

Мы не всегда отдаем себе отчет, где заканчиваемся мы и начинается наш партнер, наш ребенок, наши родители, наши соседи, улица, район, город, страна и т. д.

Представим ситуацию, что молодой человек Андрей договорился о свидании с девушкой Дашей, с которой уже месяц встречается: Андрей испытывает к Даше симпатию и чувствует, что ей он тоже нравится. В очередной раз они запланировали свидание, Андрей нашел время в своем плотном трудовом графике и даже перенес пару рабочих встреч, но… девушка не пришла, с опозданием написав, что у нее заболел кот и ей пришлось поехать с ним в ветеринарку. Андрей обиделся на Дашу: он мнет в руках телефон и порывается то ли написать ей гадость, то ли заблокировать ее контакт. Какие чувства он в этот момент испытывает и что ему во всей этой ситуации делать?

Обида — переживание комплексное; у Андрея были ожидания, связанные с Дашей, и, что важно, Даша для него уже стала значимым человеком. Ожидания не оправдались; возможно, Андрей думает, что дело не в коте. И тогда, с одной стороны, Андрей злится и ждет, что Даша попросит у него прощения хотя бы за позднее предупреждение, а с другой — юноша может испытывать стыд, потому что ему кажется, что девушка дала ему сигнал, что он как будто бы не очень классный, не очень важный в ее жизни — уж точно не важнее кота. Андрей уязвлен. Что же ему делать? Уж точно не писать Даше гадости и не добавлять в черный список, правда?

Андрею стоит допустить, что Даша не хотела его обидеть, и признать, что, если он обиделся, значит, девушка стала для него значимой. И это нормально. Да, молодой человек перед ней уязвим и рискует узнать, что дело и правда может быть не в коте, но иногда этого достаточно, чтобы перестать обижаться и поговорить. Если люди дороги друг другу, им легче извиниться, сказать: «Я сожалею» — независимо от реальности вины.

Еще Андрею стоит внимательно разобраться в своих ожиданиях: а какие они были? Например: «Я ей нравлюсь, она меня любит, я для нее важнее, чем любой кот, я отменял свою встречу ради свидания с ней, и справедливо, если она так же поступит в отношении меня — позвонит, а не напишет. А может, даже попросит приехать, если дело будет действительно в коте». Андрею стоит допустить, что эти ожидания или их часть — только его. Предположим, позже он узнает, что Даша со своим любимым котом Волдемортом уже пять лет вместе, и он был рядом, когда девушка переживала смерть близкой подруги, и к ветеринару действительно пришлось ехать внезапно — тут, вероятно, молодому человеку придется смириться, что еще какое-то время кот в жизни Даши будет заслуженно более важной фигурой, а просто важной — всегда.

Наконец, если Андрею и это не поможет, ему стоит задуматься, зачем он продолжает обижаться на Дашу. Обида может быть удобной — например, если Даша почувствует себя виноватой, то Андрей может получить особенно нежное ее внимание к себе в следующий раз. Или же вместо свидания Андрей может почувствовать себя вправе встретиться с друзьями, к которым без обиды на Дашу он бы и не поехал. Иногда обида — это еще особый способ остаться в отношениях. Выразить открыто свой гнев как будто нельзя, а уйти Андрей не хочет или не может.

Если подытожить, обида возникает там, где нельзя прямо выразить злость: мы уязвлены каким-то значимым для нас человеком, а таким людям злость выразить сложно. Обида может быть очень информативной: если к ней присмотреться, можно обнаружить свои ожидания, свою уязвимость, то, чего от другого стоит ждать и не ждать. А еще — понять, чем обида вам удобна, и задаться вопросом, почему не получается то же самое без нее.

В общем, мы имеем дело с целым набором социально-психологических явлений и даже под бытовой «обидой» часто понимаем довольно сложный комплекс переживаний. Главное, нужно помнить: если обида занимает большое место в вашей жизни, пожалуйста, обратитесь за психологической помощью к специалистам.

Планету охватило новое поветрие: как будто бы стало модно обижаться всем и на все. Вот только несколько обидок последнего времени, которые для примера вспомнила редакция:

  • русские женщины обижались на Манижу, выступающую на «Евровидении»;
  • семья Гуччи обижалась на «Дом Gucci»;
  • довольно абстрактно очерченные в законе «чувства верующих» обижались на вполне конкретные случаи, многим казавшиеся достаточно невинными;
  • режиссер Богомолов обижался на «новую этику» — и, кажется, это было взаимно;
  • москвичи обижались на «Большую глину № 4» Урса Фишера — да так интенсивно, что обида выплеснулась далеко за пределы столицы;
  • многие обижались на QR-коды;
  • ваксеры обижались на антиваксеров — и наоборот;
  • наконец, почти все обижались на коронавирус, хотя коронавирус ни на кого не обижался и просто продолжал выполнять свою достаточно понятную эволюционную программу.

Карточки

Люди действительно стали более обидчивыми, или они начали выносить обиду в публичное поле?

Люди одновременно и остаются теми же, и меняются вместе с обществом и средой. Мы живем в мире социальных медиа, где личная повестка становится общественной, и любые мнения высказываются публично и могут кого-то задеть. Если говорить про поколенческую тенденцию, то кажется, что молодые люди, с одной стороны, стали свободнее, и стремятся быть такими, какие есть, иметь место, быть признанными в обществе. При этом граница между «я могу заявить о себе» и «что могут сказать мне» как будто еще не ясна, и тогда для обиды остается много пространства.

То есть это какая-то поколенческая штука?

Важно не забывать, что последние полтора года мы живем в изменившемся мире. Это отдельная тема, но старый мир определенности для нас во многом потерян. При этом невозможно все время осознавать тревогу, потерю, страх и беспомощность — и с начала пандемии она то уходит в фон, то возвращается, уже в каком-то новом виде. Скажем так, мы живем в хроническом стрессе. И реагируем «бей, беги или замри». Бежать как-то особенно не получается — весь мир переживает одну и ту же тревожную нестабильность. И, если ты не замираешь, остается реакция «бей». Люди ссорятся, нападают друг на друга, защищаются. В целом, уже не так важно становится, на что обиделись — на маски, на прививки, или на что-то еще — дефицита в новостях у нас нет.

Старшим поколениям тяжелее всех: они много пережили и много неопределенности прошли; информационное поле подогревает их ощущение, что на привычный мир нападают, он рушится. И это больно.

Окей, а как устроена обида?

Обида связывается с ощущением несправедливости. При этом тот, кто обидел — должен быть значимым, действие — достаточно внезапным, ожидания — обмануты. Обида сохраняется, пока мы ждем от человека (на его месте может быть и общество), чтобы он признал, что сделал что-то не так и извинился. Обида — это эмоциональный коктейль злости, которую невозможно выразить, уязвленности, даже стыда — тот, кто нас обидел, как бы намекает, что с нами можно не считаться. И вот тут нам хочется восстановить свою значимость с тем, чтобы другой почувствовал себя виноватым. Напрямую отомстить или отойти не получается.

Ну, а если я на кого-то обижаюсь, что мне делать с моей обидой? Обидно же!

Как и в примере с Андреем, представьте, что другой не хотел вас обидеть специально. Отметьте, что это значимый для вас человек. Если вы действительно дороги друг другу, вам легче будет извиниться и простить.

Попробуйте допустить, что ваши несбывшиеся ожидания — только ваши. Другой мог быть не в курсе этих ожиданий и чувств. Если это близкий, спросите у него, знал ли он о них?

Если продолжаете обижаться — подумайте, а зачем это вам? Возможно, одна эта мысль резко снизит остроту вашего чувства.

Кроме того, обида может дать вам информацию, а чего не стоит ждать от обидчика? И если вы раз за разом продолжаете ждать от этого человека несбыточного и обижаться, здесь тоже появляется хорошее поле для самоисследования — а что дает эта обида вам? Может быть, обижаться — единственный для вас способ получить внимание обидчика, или поддержку тех, кому вы на него пожалуетесь.

А если я обижен на кого-то большого, с кем так просто не поговоришь — на Собянина, на Фишера, на московские власти, на коронавирус — тут-то как быть? Мэр на меня не реагирует, коронавирус — тоже.

И снова — допустите, что вас не хотели обидеть. Обычно этому «большому» или все равно на вас, или они делают то, что укладывается в их собственные представление о нужности, красоте и т.д. — и эти представления не совпадают с вашими. Может быть, вам удастся увидеть ситуацию по-другому?

Большое на то и большое, что в общении с ним часто чувствуешь себя беспомощным, маленьким и слабым. С чем-то из «большого общественного» при этом можно бороться — не ждать, когда это сделает кто-то за вас. Но где-то приходится смиряться со своей беспомощностью и переключаться на то, что вы реально можете сделать.

Если вы ловите себя на том, что вините все вокруг, попадаете в это эмоционально, вам кажется, что над вами издеваются, — остановитесь, посмотрите — а что с вами в этот момент происходит?

Возможно, вам очень тревожно. Например, невозможно злиться на вирус, а вот на власть, которая принимает решения о локдауне или вакцинации — можно. Разделите с кем-нибудь свою тревогу, попросите поддержки, подумайте, что можете сделать для себя. Самые простые вещи — самые действенные. Гулять, есть, спать, обнимать других людей. Позаботьтесь о тех, кто рядом.

И если вам кажется важным бороться — делайте то, что по силам. Но не зависайте в этой борьбе все время, выходите из постоянного потока негативной информации.

Возможно, что-то происходит или не происходит в вашей собственной жизни, в ней есть неудовлетворенность, которая выражается в обиде на большое общественное?

Если это так, стоит обратиться от общественного к частному. К жизни, в которой есть ответственный — вы. Тогда выходит, что нет виноватых, и именно вы в силах сделать так, чтобы в вашей жизни появлялись любовь, справедливость, смысл, удовлетворение и признание.

А если обижаются на меня?

Зависит от того, кто обижается, и что вы хотите с этим сделать. Если в том, что на вас обиделись, есть ваша конкретная вина, попробуйте признать ее, особенно если вы любите обидевшегося — всегда можно извиниться и поговорить с ним. Но в целом — невозможно сделать так, чтобы никто на вас не обижался, оставьте другим право на их переживания. Если с кем-то вы всегда чувствуете себя виноватым, возможно, это — деструктивные отношения. Опять же, это — не повод в ответ обвинить того, кто обижается, но повод попробовать разобраться в этой ситуации вместе с психологом.

А как тактично поговорить с очень обидчивым другом? Он постоянно на меня обижается, и мне сложновато?

Если человек вам дорог и обижается на вас — это значит, что вы для него значимы. Если вы не обижаете его специально, посмотрите, что с вами происходит, когда друг обижается? Вы чувствуете себя виноватым? Ответственным за его настроение? Обижаетесь в ответ? Или, может, злитесь? Отмечать и осознавать это важно, чтобы не проваливаться в хроническую вину, чтобы понять, хотите ли вы вообще что-то делать в этой ситуации, хотите ли вы поговорить с этим другом и выразить ваши чувства?

Как это сделать? Например, так: «Слушай, я в растерянности, мне сложно, когда ты обижаешься. Я не хотел тебя ранить». Воздержитесь от того, чтобы обвинять в ответ. И, возможно, вам удастся поговорить, и этот разговор выведет вас из этой ситуации. Иногда достаточно сказать, что человек важен для вас, вам жаль, если вы чем-то задели его.

Помните, что люди иногда становятся обидчивыми в состоянии хронического стресса, на фоне каких-то событий, усталости, депрессии. И если вы можете дать поддержку своему другу — дайте. Но иногда обидчивость — это просто особенность характера и поведения, и с этим вашему другу придется разбираться самому. Оставьте ему такое право.

Все вокруг обижаются на что-то общественное, и я как будто невольно вовлекаюсь в это. Как мне на такое реагировать?

Мы — социальные существа, и эмоционально подключаемся к тому, что происходит вокруг. Мы можем сочувствовать страдающим и обиженным, наше чувство справедливости могут задеть внешние обстоятельства, наконец, мы можем чувствовать себя беспомощными перед большими процессами и людьми.

Еще мы можем подключиться через стыд и вину: не принимая участия в защите обиженных, мы можем чувствовать себя виноватыми в бездействии. По-хорошему, это избыточный стресс, которого и в частной жизни достаточно. Если вам тяжело, стоит минимизировать информационный поток, отписаться от особо эмоциональных людей, если их публичные высказывания в соцсетях вас «заводят». Делайте посильное для себя в общественном поле, если это для вас важно, но не забывайте про свою жизнь, делайте то, что у вас получается, и там, где вы можете увидеть результат. Не получается на работе — делайте это в спорте или в хобби. Это важно. Позаботьтесь о близких, попросите поддержку у них, обнимите близкого человека. В конечном счете мы не можем все контролировать и во всем участвовать — важно понимать это и беречь себя.

Как правильно «обижаться» и высказывать свои чувства?

Если в вашу сторону нет явного оскорбления, всегда допускайте, что вас не хотели обидеть. Иногда, когда эмоции захлестнули, важно отойти в сторону, успокоиться, понять, что с вами происходит, и попробовать встать на место другого человека. Здорово, если вы можете найти в себе силы сказать: «слушай, то, что ты говоришь, задевает меня, мне обидно». Вы можете прояснить, что другой имел в виду.

При этом может так случиться, что человек не хочет и не может вам дать то, чего вы ожидаете. Если вы остаетесь в отношениях, где вы хронически обижаетесь, скорее всего, вы предпочитаете оставаться в некой иллюзии, это может быть вашим паттерном в отношениях, обычно — отыгрыванием некоего детско-родительского сценария. Если вы так больше не хотите — это хороший повод, чтобы обратиться за помощью к психологу.

Спасибо, но все ваши советы что-то не помогают…

Если вас что-то или кто-то постоянно задевает, и это заметно мешает вам жить — это, опять же, хороший запрос на работу вместе со специалистом.