Стас Круглицкий — о суперспособности Сантаны, буллинге и Большом театре

  • Post category:Разное

Создатель несуразной Галатеи наших дней рассказал «РБК Стиль», как совмещает перфекционизм и лень, что дала ему в детстве родительская любовь и почему амплуа Сантаны Новиковой его не страшит

Сантана Новикова — персонаж из TikTok и Instagram, воплощающий в себе все милые нелепости женской натуры, родился благодаря Стасу Круглицкому. Парень из Сыктывкара, выпускник Санкт-Петербургского экономического госуниверситета (ФИНЭК), долгое время работал в офисе, пока не нашел на свадьбе у друзей черный парик. Так появилась Сантана — смесь Эллочки-людоедки и просветленной блогерши. Ее умозаключения и афоризмы вошли в обиход, подобно цитатам из фильмов Эльдара Рязанова или Леонида Гайдая, «Сказ про Федота Стрельца» Леонида Филатова или текстов «Кровостока».

Иначе говоря, Стас выделяется среди многих блогеров именно устным творчеством. Благодаря этому качеству, а также способности попадать в тренды Круглицкий вошел в число преподавателей онлайн-школы клиперов — совместного проекта «Клипов ВКонтакте» и Skillbox, который предлагает пользователям выучиться на видеоблогеров. Обучение — по грантам, в программе — общение с топовыми блогерами, а в итогах — лайфхаки работы с рекламодателями, продюсерами и агентствами. Блогер Круглицкий отвечает в учебном процессе за курс о трендах в создании вертикальных видео.

«РБК Стиль» встретился со Стасом, чтобы выяснить, как он дорос до преподавательской деятельности, напомнить ему о школьных годах и немного напугать его же детищем — Сантаной, которая очаровала всех в период пандемии, и теперь от нее никуда не деться.

 

Вы часть современного фольклора. Как вам с этим живется?

А я что, часть современного фольклора?

То есть вы не понимаете, что ваша фразочка «А все уже… Раньше надо было» — вошла в современный фольклор, практически стала народным творчеством, оторвавшись от автора?

Нет, это, конечно, приятно, когда я слышу вокруг фразы, которые я придумал. Но, как будто, все равно до конца не осознаю, что это стало фольклором. Может быть, я просто скромный сам по себе? (Смеется.) Я довольно часто слышу какие-то штуки, типа «какава красота», «а все уже», «данеснимай» от незнакомых мне людей. Иногда от прохожих, иногда от звезд в инстаграме, даже комментаторы по телевизору иногда это говорят. То есть они доносятся из разных совершенно уголков. Может, и правда это стало фольклором? Если это так, то мне очень приятно!

© Георгий Кардава

Да, явно приобрело оттенок долгоиграющего мема. А бывает такое, что хочется откатить назад, сделать что-то по-другому, переписать сказанное?

Бывает, да. Иногда на этапе монтажа я понимаю, что вот здесь надо было бы сказать вот так, а здесь вот так пошутить. Если эти «недостатки» на итоговое качество ролика не сильно влияют, я оставляю как есть. Если же я понимаю, что ролик получился сырым/недожатым, приходится организовывать досъем.

То есть в основном у вас хватает решимости забить: как получилось, так и получилось, правильно?

Не совсем так. Во-первых, я перфекционист. И я делаю очень много дублей. Одну фразу я могу повторить на камеру 15-20 раз, потому что она нужна мне в определенной интонации, с определенной мимикой и движением. Ну, а во-вторых, я очень серьезно готовлюсь к ролику. 70–80% того, что в итоге видит подписчик в виде готового ролика, придумано и прописано заранее. Остальные 20–30% материала придумываются на ходу прямо во время съемки. То есть у меня не то чтобы хватает сил забить и оставить все как есть, а меня просто в итоге, как правило, все устраивает. Все получается так, как я и предполагал. Или лучше.

Этот перфекционизм делает съемки нервными?

Перфекционизм вряд ли. Нервными съемки могут сделать плохие погодные условия или, например, технические или организационные проблемы. У меня была последняя или предпоследняя съемка, точно не помню, мы снимали в квартире. В этом ролике у меня была массовка. Начали снимать с задержкой, потому что сначала долго сдавали квартиру, а потом долго устанавливали технику. Мы начинаем снимать — и у меня полностью гаснет свет. И больше не включается. А он новый. Я купил его за неделю до этого. Такие моменты, конечно, меня подбешивают. В целом же, я не могу сказать, что я нервный. Мне кажется, что я довольно спокойный человек и по пустякам каким-то я не переживаю.

Я смотрела ваше интервью с Сережей Мезенцевым, «Сережа и микрофон», и вы там выглядели суперрасстроенным. Все намекали, что займетесь музыкой, что от Сантаны устали. Я подумала, может быть, это следствие перфекционизма, — довел?

Нет, Сантана мне нравится, и то, что я делаю, — тоже. Но я понимаю, что мне хочется чего-то большего. Мне хочется делать что-то еще более крутое. Не знаю, вот вы сказали про музыку. Я часто ловлю себя на мысли о том, что мне бы очень сильно хотелось заниматься музыкой профессионально. Создавать музыку, зарабатывать на этом и быть всемирно известным. Вот такая есть амбиция.

Еще вы упоминали, что хотите учиться на актерских курсах.

Да, есть такое желание. Но не могу сказать, что стать актером — это моя мечта. Получится — получится, не получится — не получится. Быть актером — это конский труд, не всегда оправданный. Конечно, я хотел бы сыграть хорошую роль в каком-нибудь классном фильме. Только класть свою жизнь на то, чтобы возможно стать востребованным актером когда-нибудь… мне не очень хотелось бы. Музыкой мне хочется заниматься гораздо больше. Тем более, актер — это очень зависимая профессия. Ты не можешь быть сам по себе. Тебе всегда надо куда-то прийти, кому-то понравиться и т.д. В музыке же ты зависишь только от себя. Если честно, все это отговорки. Я бы уже давно мог куда-нибудь пойти, на какие-нибудь актерские курсы, хотя бы попробоваться. Но я помимо того, что перфекционист, еще и лентяй.

© Георгий Кардава

Ну, актерские курсы можно попробовать просто для того, чтобы как-то раскрепоститься.

Да, это правда, и я знаю точно, что мне это нужно. Потому что я часто чувствую себя закрепощенным, у меня плохая речь и дикция. Мне как человеку публичному этим надо заниматься — сто процентов.

Поскольку мы коснулись самообразования и школы, спрошу о «Школе клиперов». Как вы согласились на должность носителя аналитической информации?

Ну, это сложно назвать прямо аналитикой. Но если ты делаешь контент, ты примерно понимаешь, в какую сторону развиваться и на что обращать внимание. Условно если ты видишь, что девять из десяти роликов в рекомендациях — это танцующие люди, это значит, что тренд — танцевать. Серьезная аналитика. (Смеется.)

Я помимо того, что перфекционист, еще и лентяй.

Хорошо, я вижу, что тренд — танцевать. А если я не хочу танцевать, что мне делать?

Не обязательно анализировать тренды и делать то, что в трендах. Ты всегда можешь делать что-то свое.

Курсы уже запустились?

Да. Уже кто-то писал в личку, что мне нужно быть более раскрепощенным перед камерой. (Смеется.) И еще, что у меня дикция плохая. Я же говорил. (Смеется.)

А есть у вас еще другие какие-то комплексы, кроме дикции? (Смеется.)

Я недостаточно красив. (Смеются.)

Поговорим о детстве. Кем хотели стать?

Вообще, большую часть своего детства я хотел стать певцом. Я всегда пел. Для друзей родителей на табуретке. Стюардессе в самолете. Иностранцам в путешествиях и т.д. Начиная лет с трех, наверное, я начал горланить.

А какая музыка в доме чаще всего звучала?

До шести лет мой музыкальный вкус формировала телепередача «Музыкальный сувенир». Она выходила на нашем Коми-республиканском телевидении. Там показывали всякие записи с выступлений Олега Газманова, Игоря Николаева, Вячеслава Добрынина, ну и так далее. Поэтому мой самый первый репертуар состоял из песен «Эскадрон», «Такси», «Колодец» и других.

Понятно, советская эстрада.

Да. А потом, когда у родителей появились деньги, они начали путешествовать и привозить музыку на дисках из-за рубежа. А я ее начал слушать. Так с советской эстрады я перешел на Roxette, Queen, Брайана Адамса, Ричарда Маркса и других. В шесть лет меня отдали в музыкальную школу. Точнее сказать, это была хоровая капелла мальчиков. Ходил я в эту школу восемь лет, очень долго хотел стать певцом, пока не повзрослел. После окончания, когда мне было лет 14, желание полностью пропало. В хоре мы пели литургию, немецкую мессу, какие-то народные песни. К слову, пели мы здорово, у нас был реально классный хор. Но петь в хоре — это было как-то не очень круто что-ли. Девчонки вряд ли это заценят. А когда у тебя пубертатный период, это очень важно. У меня было желание начать заниматься эстрадным вокалом и развиваться в этом направлении. Но в Сыктывкаре не было ни одной приличной студии, которую бы заценили девчонки.

© Георгий Кардава

Восемь лет в музыкальной школе. Значит, у вас есть и корочка о музыкальном образовании?

Да, аттестат.

Тогда очень странно, что вы до сих пор не занялись музыкой, о которой грезите.

Я уже говорил, что ленивый. (Смеется.) На самом деле, я совсем недавно осознал, что хочу заниматься музыкой. Это случилось год назад, когда только началась пандемия. Я сидел дома, рефлексировал и вдруг обнаружил в себе этот глубинный запрос. И вот уже больше года я не могу сдвинуть свою пятую точку с места, чтобы хоть на йоту приблизиться к мечте. Окей, на йоту, может, и приблизил. Я пошел на курсы диджеинга. И он меня захватил. Научился простейшим приемам сведения и даже два раза выступил с диджей-сетами. Но гораздо больше я хочу научиться музыку писать, а не сводить. Но для этого нужно отнести себя в то место, где будут этому обучать, а я никак не могу себя заставить.

Полагаю, дело здесь не в лени…

Да, но лень в том числе. Понятно, что у меня есть более приоритетные задачи, вещи, работа и так далее, но это все отговорки.

Нырнем из рефлексии снова в детство. Оно было счастливое?

У меня было абсолютно счастливое детство! У меня суперклассные родители, мы до сих пор очень близки. Я часто слышу от своих друзей, знакомых, что они не могут длительное время проводить с родителями. В нашей семье это вообще не так. Все друг друга любят, все обнимаются, целуются. Когда была пандемия, я уехал в Сыктывкар к родителям и провел с ними три месяца. Нам было абсолютно комфортно друг с другом. И я воспитан в этой любви с детства. Кроме того, я рос в состоятельной семье. Папа занимался бизнесом: мы ездили по заграницам, у меня всегда была самая лучшая в классе одежда, у одного из первых появился телефон. Можно сказать, я был такой мажорчик.

Необязательно иметь миллион подписчиков для того, чтобы смотреть на людей свысока.

В школе вас не буллили из-за того, что вы были мажором?

Нет, в школе меня не буллили вообще. Я причем даже не знаю, почему. У меня, кажется, есть способность выстраивать отношения с разными людьми. И несмотря на то что я был, во-первых, мажорчиком, я еще выглядел очень сладенько, потому что я был худенький, у меня были длинные волосы и я был похож на Леонардо ДиКаприо. Еще и песни пел. Такого сладыша вообще грех не побуллить! Но почему-то меня никогда не обижали. Я всех знал в школе, все меня знали, и меня никогда никто не трогал.

Я думаю, что людей, у которых подвешен язык и есть самоирония, реже трогают в школе.

Может быть. Но не могу сказать, что я был какой-то супер-самоироничный, не помню, чтобы я в детстве вообще как-то сильно классно шутил. Я начал учиться юмору, когда в университет поступил. Там есть студенческий клуб, в котором мы занимались актерским мастерством, капустниками, КВН и так далее. Нас учили, как писать шутки, как в целом делать юмор. Мне кажется, что мое чувство юмора сформировалось именно в университете, но никак не в школе.

В связи со школой еще вопрос. Вы общаетесь с одноклассниками?

У нас вообще есть традиция — мы каждую зиму, когда многие приезжают в Сыктывкар, встречаемся где-нибудь в ресторане. Собираются, правда, человек пять-шесть. Остальные «не могут». Ну одни хотя бы вслух говорят, что не могут. А есть те, которые в 2004-м на последнем звонке сказали «а давайте теперь каждый год собираться нашим классом» и пропали навсегда. Реально половину одноклассников я ни разу не видел с момента выпуска. Бог им судья. (Смеется.)

© Георгий Кардава

Не бывает у вас мыслей каверзных, вроде «Я лучше других»?

Я не страдаю звездной болезнью. Ко мне популярность пришла в довольно зрелом возрасте и, честно говоря, я не испытал каких-то трудностей с так называемой проверкой славой. Наверное потому, что я уже состоявшаяся личность и в целом воспитанный человек. Нарочно я точно не считаю себя лучше других. Если только это не какая-нибудь шальная мысль. Я вот, кстати, не так давно этот вопрос анализировал. Его очень логично задавать человеку известному. Как, мол, вам известному живется среди таких неизвестных. Но мне этот вопрос очень хочется задать охранникам, которые дежурят у меня в доме на первом этаже. Молодые пацаны, очень вежливые со мной и другими жильцами. Но стоит зайти в лобби какому-нибудь курьеру и спросить их что-то на ломаном русском, у охранников тут же включается режим бога. Они с ними разговаривают как с какими-то ничтожествами. При том, что русский знают не лучше него. Глядя на это, я ловлю себя на мысли, что необязательно иметь миллион подписчиков, для того, чтобы смотреть на людей свысока.

Что вас раздражает в людях?

Ненавижу, когда девушки опаздывают. А если серьезно, меня разные вещи раздражают, очень сильно — непрофессионализм. Когда человек декларирует, что занимается каким-то делом, но делает это крайне плохо. Зачем ты там тогда сидишь! Взялся — делай! Не умеешь или не хочешь — иди домой и не попадайся мне на глаза! Просто терпеть не могу вообще.

Перейдем от высших сфер к нарядным. Вы вечно в чем-то спортивном предстаете перед камерой. Футболки, брюки спортивные, кроссовки. Это все очень удобно, широко и замечательно. Но если вас застегнуть в деловой костюм, как будете себя чувствовать?

Я себя буду чувствовать в нем хорошо. Мне идут костюмы. Выйти куда-то, на какой-то вечер в костюме, пофоткаться — да без проблем. Но потом очень быстренько прибежать домой и все это снять. (Смеется.) Это все очень красиво, но очень неудобно. Джинсы с рубашками я тоже наносился, когда работал в офисе. Поэтому теперь, когда у меня есть возможность носить футболки, да и вообще все, что угодно, я с удовольствием ей пользуюсь.

Дома у вас хранятся старые костюмы?

Есть парочка. Один я купил еще лет десять назад на свадьбу брата. А еще один костюм мы купили (мы — потому что мой директор Дуся мне помогает одеваться) для мероприятия GQ. Там был дресс-код «саммер шик», и нужно было одеться соответствующе. Я этот костюм пока один раз только надел. Кстати, скоро снова вечеринка GQ. Там уже будет black tie. Видимо, у меня появится и третий костюм.

То есть к прокату не обращаетесь?

Это вопрос практичности. Просто хороший костюм тебе точно пригодится еще несколько раз. Или даже много раз. Но если речь идет о карнавальном наряде… Например, зимой мы ходили на день рождения к Насте Ивлеевой, и там был дресс-код — какое-то хитрое барокко. Смысл покупать себе какую-то маску на лицо, какую-то странную рубашку или непонятно что, если ты это точно никогда больше не наденешь? В этом случае, конечно, прокат. Хотя, с другой стороны, можно ведь этот костюм купить и ходить в нем на дни рождения к родственникам, которых ты не очень любишь.

А вообще много денег тратите на одежду, например, за месяц?

Нельзя сказать про месяц или даже полгода, потому что я никогда не был особо шмоточником. Но когда мне Дуся сказала «надо тебя переодеть», мы закупили одежды. Это было весной, в мае. Потратили, может быть, 200 тыс. руб. в общей сложности. Вместе с костюмом и всем остальным. После этого я не помню, чтобы сильно закупался. Иногда я покупаю что-то онлайн. Но, как правило, это импульсивные покупки. Увидел — понравилось — купил. Недавно, кстати приобрел кроссовки просто из жалости к эсэмэмщикам. Два года назад мне инстаграм показал рекламу кроссовок. Я их открыл, посмотрел и не купил. Видимо, эсэмэмщики решили, что это вызов. Потому что следующие два года инстаграм мне рекламировал только эти кроссовки. И вот они на мне. Мне кажется, эта фирма миллион долларов потратила на рекламу, чтобы продать их мне.

© Георгий Кардава

От скуки не впадаете в онлайн-шопинг?

Как если плохое настроение, то надо пойти на шопинг? Нет, у меня такого нет. И вообще, для меня шопинг — утомительный процесс.

Как со скукой или грустью справляетесь?

К счастью, это происходит редко. Но если происходит, стараюсь встречаться с друзьями. Когда я грущу, мне нужны люди вокруг. Или иду на спорт. Вообще, в такие моменты надо просто чем-то заняться, отвлечь себя. Сесть и грустить, обнимая коленочки на окошке, — не моя история.

Вас обвиняли в сексизме?

Натыкался на комментарии: «Ты сексист!» Бывало. Иногда вижу что-то в стиле: «Хватит шутить над женщинами! Нам и так достается. Шути про пацанов, а про нас не надо, понял, урод?» Но такое встречается очень редко. Скорее, это исключение из правил. Предполагаю, что если ты в здравом уме посмотришь мой ролик, то увидишь, что я делаю все с любовью, что я не преследую цели унизить или оскорбить девушек. Тем более, девочки сами себя узнают в этом образе, говорят об этом в репостах, и им это явно нравится.

Вы как-то говорили, что все девочки одинаковые, потому что присылают вам схожие идеи для роликов о Сантане. Но ведь это не так, девочки разные.

Нет, я считаю, что в целом люди одинаковые, не только девочки. Просто я снимаю ролики про девочек, поэтому логично, что я говорю, что девочки одинаковые, а не мальчики. В целом люди, в силу физиологических особенностей, социальных норм, воспитания, глобализации, на те или иные вещи реагируют очень похоже. Проснувшись, мы первым делом проверяем соцсети, во время еды смотрим сериал, приходя домой, разбрасываем носки. Все мы имеем очень схожие поведенческие паттерны. Я не говорю, что все девочки точно такие же, как Сантана. Но согласитесь, когда вы собираетесь с подругами на кухне и пьете винчик, то в определенный момент включается Меладзе. (Смеются.) Понятно, что есть какие-то другие вещи, в которых вы разные, но Меладзе вы все равно ставите.

Вы бывали когда-нибудь в Большом театре?

Да. Впервые я там побывал, кстати, с хором. Это было очень давно. Мы приехали в Москву на какие-то гастроли и вот как-то оказались в Большом. Помню, сидели на пятом или шестом ярусе. Я тогда считал, что чем выше — тем круче. Кстати, я до сих пор так считаю.

И с тех пор ни разу не бывали в Большом театре?

Был! Второй раз. На прошлой неделе. (Смеется.) Это был торжественный прием в честь открытия 246-го театрального сезона. Давали очень вкусные бутерброды и проссеко! А да — и еще оперу «Пиковая дама». Кстати, со мной там случился какой-то невероятный флешбек. Начинается опера, и буквально в самом начале на авансцену выходят мелкие пацаны, которые играют взвод курсантов. И я вдруг вспоминаю, что когда я был малым и пел в хоре, мы тоже принимали участие в опере «Пиковая дама», где играли этих же маленьких курсантов. Помню, как мы часами в Сыктывкарском театре оперы и балета репетировали эту трехминутную сцену. И машинально, одновременно с этими мальчишками на сцене Большого, я произнес фразу, взятую откуда-то из подкорки моего мозга: «Рад стараться, ваше высокое благородие!». Это был какой-то очень трогательный для меня момент. Постановка длилась 3 часа 40 минут и, к своему удивлению, я не заснул. Хотя обычно практикую.

© Георгий Кардава

А в «Гоголь-центре»?

В «Гоголь-центре» я был первый и пока что единственный раз в июне, на презентации автомобиля. (Смеется.) То есть я там был не на спектакле Серебренникова, а на презентации автомобиля! И никакого Кукушкина я там не увидел. Но все было сделано очень круто. Презентация проходила прямо на сцене театра. Это был настоящий спектакль, одним из героев которого был MINI Cooper. Он все это время стоял на сцене. Играли актеры «Гоголь-центра», какие-то сцены были в машине, какие-то возле, в общем, все вертелось вокруг «миника». Жду теперь, когда MINI начнет играть в других спектаклях.

Если вы не большой театрал, но наверняка любите кино.

Я очень редко хожу в кинотеатры. Мне нравятся фильмы со смыслом. Супергероику я не люблю, боевики и экшены тоже. Как вообще можно в здравом уме пойти на «Трансформеров»? А вот на «Интерстеллар» я схожу с удовольствием. Предпочитаю что-то масштабное, интересное, и не тупое.

Согласитесь, когда вы собираетесь с подругами на кухне и пьете винчик, то в определенный момент включается Меладзе.

То есть магия кино вас целиком не захватила?

Мне нравится сам съемочный процесс. Я ценю в людях профессионализм и поэтому, когда наблюдаю за съемочной группой, в которой каждый человек такой шарнирчик единого организма, испытываю эстетическое удовольствие. Когда нахожусь на каких-нибудь съемках, то кайфую от процесса. Но с точки зрения актера, съемки — это в основном ожидание. Ты постоянно сидишь и ждешь. И еще хорошо, если в теплом трейлере. А если ночью в лесу и зимой — это жесть. У меня был такой опыт. Я снимался в сериале «Чума», на натуре, в декабре и в основном ночью — чуть не сдох от холода. (Смеется.)

В первом или втором сезоне «Чумы»?

Во втором. И еще снялся в фильме «Чумовой Новый год». До этого был сериал, а перед Новым годом они сделали полнометражный фильм. У меня там довольно внушительная роль. Точнее, у Сантаны. А еще совместная сцена с Филиппом Киркоровым.

© Георгий Кардава

Вот вы не любите супергеройские фильмы, а Сантана, на самом деле, супергерой.

Согласен! Так профессионально выбешивать — для этого явно нужна суперспособность.

Вы снялись в одном проекте, во втором, в музыке попробовали силы. Но Сантана всегда рядом — стоит за вами тенью и шепчет: «Я с тобой навсегда, никуда от меня не убежишь». Не страшно?

Ну, навсегда так навсегда. Я в этом смысле не рефлексирую. Будь что будет. Если когда мне будет 50, она будет со мной и так же будет меня кормить, почему нет? Конечно, хотелось бы придумать что-то еще, что-то глобальное и намного более крутое. Но как там в итоге получится — одному богу известно. Но при этом, я понимаю, что все зависит только от меня.