Ресторатор Борис Зарьков — о японской муке, машине и выходе из World’s 50 Best

Ресторатор Борис Зарьков — о японской муке, машине и выходе из World’s 50 Best

  • Post category:Разное

«РБК Стиль» поговорил с основателем и владельцем альянса White Rabbit Family ресторатором Борисом Зарьковым о насмотренности, любви к Японии и планах на международную экспансию

В ресторанном бизнесе Борис Зарьков оказался сравнительно случайно, по стечению обстоятельств, еще в начале 2000-х. Первое место под названием Poison оказалось не самым успешным, однако научило Зарькова правильному подходу к запуску новых проектов. Сейчас он — основатель и владелец ресторанного холдинга White Rabbit Family (WRF), в активе которого 25 ресторанов. Три из них отмечены звездой гида Michelin, а White Rabbit в 2021 году занял 25-е место в рейтинге The World's 50 Best Restaurants, но в рейтинге, опубликованном в июне 2022 года, выбыл оттуда вместе со вторым проектом из России.

Недавно вы с шеф-поваром Владимиром Мухиным вернулись из очередной поездки в Японию. За чем вы ездите в эту страну — за гастрономическими впечатлениями, за энергетикой? И ждем ли новый японский проект от WRF?

Во-первых, важная составляющая креатива — это насмотренность. А насмотренность бывает любая: эстетическая, вкусовая, образовательная. В зависимости от тех органов чувств, которые воспринимают эту информацию. Для этого мы с Володей и путешествуем по всему миру — формируем нашу насмотренность. Во-вторых, действительно, в конце этого года планируем открытие японского проекта. Хотели сделать его с партнерами из Страны восходящего солнца, но вмешались внешние обстоятельства, первоначальный план пришлось пересмотреть и запускать ресторан самостоятельно. Кстати, прямо сейчас в Москве открываем ресторан IKRA с несколькими шеф-поварами и различными сетами.

Кто из шефов холдинга WRF будет участвовать в создании нового проекта?

В московской IKRA будут задействованы пять шефов и, соответственно, будут подавать пять сетов — по одному от каждого (по дням недели). В выходные, скорее всего, мы будем приглашать талантливых шеф-поваров на гастроли. Кстати, Когай (Алексей Когай, шеф-повар ресторана «Сахалин». — РБК) был с нами в поездке и создал именно японский сет для IKRA. Очень крутой получился! Мы уже заказали для него посуду в Японии. С учетом того, что доллар стоит 55 руб., там все сейчас очень дешево. Нужно срочно ехать, если еще там не были.

Я знаю, что вы большой поклонник японского десерта — моти. Владимир Мухин рассказывал, как вы однажды зависли с женой Ириной на фуд-корте, потому что пробовали все разновидности моти и никак не могли уйти.

Да, это история о том, как японские моти появились в России. (Смеется.) Мухин пришел в компанию в 2012 году, и мы втроем — Володя, я и Ира — полетели в Японию. В Токио, в районе Гинза, есть пять больших торговых центров, из которых основной — Mitsukoshi. На минус первых этажах каждого из них расположены фуд-корты просто фантастического уровня. Дело в том, что существуют различные виды этого блюда. На самом деле они называются дайфуку, а сладкие разновидности — это моти. Например, мне нравится дайфуку с сезонными фруктами в рисовом тесте. Мы нашли в Токио магазин, который торгует ими уже 120 (!) лет, а на фут-корте обнаружили их небольшой корнер, 2х3 м, с десятком разновидностей моти. Например, с пальчиковыми мини-томатами в сладком рисовом тесте. Мы с Ирой пробовали все и не могли остановиться. Спросили, как их готовят. Нам дали адрес. Мы приехали на производство, нам рассказали обо всех тонкостях технологии, о специальной муке. И мы первые завезли в Россию муку для моти.

© пресс-служба

В новом японском проекте будут дайфуку? Или это блюдо слишком непривычно для Москвы?

Большинство оригинальных дайфуку делается по старинным рецептам без сахара. Обычно с использованием природных подсластителей — пасты из сладких бобов, орехов и т. д. Для обычного человека дайфуку — странная слабосладкая вещь. Ну посмотрим, как зайдет.

1

из
5

Ресторан «Гвидон» (Большая Никитская ул., 5)
© пресс-служба

Ресторан «Красота» (Романов пер., 2 стр. 1)
© пресс-служба

Ресторан SHE (Большая Никитская ул., 15, стр. 1)
© пресс-служба

Ресторан White Rabbit (Смоленская пл., 3)
© пресс-служба

Ресторан Ikra в Плесе (Ивановская область, Плес, переулок Кирова, 1а)
© пресс-служба

В Японии много высокотехнологичных диковинных штук. Что вас там больше  всего впечатлило в этом смысле?

В Японии мне нравится один девайс, который называется унитаз. (Смеется.) Но это очень опасный аппарат, объясню почему. Он сам поднимает крышку, сам спускает, сам закрывает — ты вообще ни к чему не притрагиваешься. И если ты проводишь в Японии более двух недель, то ты настолько привыкаешь к этому, что, вернувшись в Москву, первые несколько дней просто забываешь спускать везде. Ужас! (Смеется.)

Есть такое японское понятие «икигай» — осознанность и постоянное развитие. Это про вас?

Был такой гуру менеджмента Питер Друкер. Он говорил: «Секрет японцев в том, что они не делают доклады о работе, а работают». У них совершенно другая культура. Например, там не принято часто менять место работы, и люди годами трудятся в одной компании. А если ты пару-тройку раз поменяешь работу, то, скорее всего, тебя больше никуда не возьмут. У нас в WRF есть такое понятие — «кузнечик». Я постоянно просматриваю сотни резюме, и если вижу, что человек раз в год-полтора меняет работу, то понимаю: передо мной «кузнечик», его кандидатуру я даже рассматривать не буду. Это нестабильный сотрудник, который уйдет от нас через полгода-год. Зачем нам такой?

© пресс-служба

Как строится ваш день и где вы проводите больше времени — в машине по дороге из ресторана в ресторан или на объектах?

Так как я живу за городом и редко бываю в Москве, то считаю, что офлайн-коммуникация необходима, но как исключение из правил. Если можно выстроить диалог в текстовом формате или по зуму, то нет нужды терять время на переговоры в офисе. Я живу на Рублево-Успенском шоссе и по платной трассе добираюсь до Москвы за час. Итого в день провожу в машине примерно три часа, и это прекрасно. Потому что я сейчас езжу с водителем и с максимальной пользой провожу это время — разбираю почту и отвечаю на письма, провожу зумы и совещания онлайн. Очень эффективно.

В IKRA будут задействованы пять шефов и, соответственно, будут подавать пять сетов — по одному от каждого (по дням недели).

У вас же огромный водительский стаж. Не тянет за руль сесть?

Да, я вожу с 1992 года, и на правах нового образца так и написано: «Стаж с 1992 года». Что касается погонять, то у меня в жизни столько стресса, связанного с ресторанами, стройками новых проектов (ведь мы сейчас за рубежом активно развиваемся), что я стараюсь максимально убрать любой стресс из своей жизни. А езда на автомобиле по Москве — это всегда стресс. Сегодня ехал к вам на интервью, какая-то девушка решила из левого ряда повернуть направо через пять рядов. Все резко по тормозам — к счастью, обошлось без аварии. Но если мы за городом или в Смоленске (Ирина оттуда родом, и мы периодически бываем там), то на машине можно покататься по озерам, полюбоваться окрестностями.

А за границей арендуете автомобиль с водителем?

Мы, кстати, скоро собираемся в отпуск в Испанию, в Марбелью. И уже арендовали автомобиль. Можно, конечно, взять с собой водителя, но это хлопотно. А найти хорошего водителя на месте просто нереально. Хороший водитель — это человек, с которым ты проводишь фактически каждый день, и тут должно быть полное понимание и доверие. Когда ты едешь на машине с женой и детьми, то это в удовольствие, можно и в пробке постоять. А когда ты здесь на работе, то нужно быть максимально сфокусированным.

А что вообще цените в автомобиле, кроме престижной марки, класса, комфорта? Знаю, что последние несколько лет вы ездите на Infiniti QX80.

Мне нужно все то, что вы перечислили. (Смеется.) Я сейчас в таком возрасте… Я не старый, конечно, но уже нахожусь на том этапе, когда тело хочет получать удовольствия и максимальный комфорт от внешних объектов. Я могу, например, купить Bentayga, но зачем, если Infiniti QX80 меня абсолютно устраивает. Просторный салон, удобные кресла, мягкая подвеска и идеальная шумоизоляция, мощный двигатель и отличная управляемость. До QX80 у меня был большой немецкий внедорожник, но в Infiniti гораздо больше места, да и когда за схожую по характеристикам немецкую модель просят денег на 30–40% больше, чем за «японца», то не вижу смысла переплачивать. У меня большая семья, и мне нужен просторный внедорожник с тремя рядами сидений. В нем и в городе комфортно, и по трассе идет очень мягко. Это автомобиль про осознанную роскошь.

© пресс-служба

Расскажете про какие-нибудь новые рестораны, открытие которых уже в планах?

Сначала открываем IKRA в Москве, потом новый She (на «Белорусской») плюс японский проект, о котором я упоминал. В следующем году — «Горыныч» в Геленджике. Греческий ресторан в Сочи, Krasota в Дубае. А далее «Сахалин» в Дубае и, скорее всего, там же откроется White Rabbit. Еще достроим ресторан над «Горынычем». Есть предложения открыться в Бахрейне, но не уверен. Пока рассматриваем Дубай и Турцию.

Вы вложили много усилий, чтобы ресторан White Rabbit прославился на весь мир и оказался на высоких строчках в The World's 50 Best Restaurants. Руководство премии удалило все российские рестораны из рейтинга по политическим мотивам. Что думаете про это?

Хочется спросить: «А что это за The 50 Best?» (Смеется.) Все компании, которые ушли с российского рынка, повели себя некорректно. Ну, у каждого своя правда, ушли и ушли. Я же никак не могу повлиять на то, чтобы наш ресторан вернули в рейтинг. Да и зачем? Выручка от этого у нас не изменилась.