Почему одиночество и сопереживание стали ценностями постпандемийного мира

  • Post category:Новости

Радикальные перемены во всех сферах жизни не могли не сказаться на отношениях между людьми. Как изменилось общение в условиях карантина и социальной изоляции, размышляет психотерапевт Аркадий Волков, специалист сервиса по подбору психологов Alter

Необходимость проводить недели и месяцы в одиночестве или наедине с семьей побудила искать новые поводы и форматы общения с другими людьми (помимо нашего ближайшего окружения). Во время пандемии стали популярными ролевые и настольные игры, переместившиеся на онлайн-платформы, мы освоили видеовечеринки, конференции и клубы.

Но как бы мы ни старались разнообразить свое общение онлайн, для большинства из нас оно оказалось лишь временной заменой живому контакту. И после снятия ограничений простая встреча с друзьями, поход в театр или бар приобрели совершенно иную ценность. Многие из клиентов, с которыми я работаю, отмечают, что эти привычные, казалось бы, события стали источником абсолютно новых эмоций и важным ресурсом.

За время пандемии в городах резко выросло количество домашних питомцев, которые, согласно исследованиям, не только благотворно влияют на эмоциональное самочувствие хозяев, но и развивают их способности к доверительному общению и эмпатии, а также дают повод для новых социальных контактов.

Умение договариваться

Многие из нас во время пандемии оказались запертыми в своих квартирах: кто-то — с партнером, кто-то — с семьей. Невозможность уединиться, постоянное присутствие другого человека в нашем пространстве, размытые границы между работой и личной жизнью — все это не могло не сказаться на отношениях внутри пар и семей. Если раньше какие-то вопросы можно было отложить на потом, то в условиях изоляции конфликты приходилось решать здесь и сейчас. Это заставило многих заново учиться слушать и слышать партнеров, говорить о своих потребностях.

Некоторые опросы демонстрируют довольно неожиданные результаты: к примеру, в рамках исследования в Канаде около 50% респондентов отметили, что пандемия положительно сказалась на качестве семейных отношений, и только 3% считают, что они ухудшились. Конечно, вряд ли картина настолько радужна во всех странах и регионах, ведь на «погоду» в семье существенно влияют и экономическая ситуация, и жилищные условия. Но подобные результаты вселяют надежду: опыт совместного преодоления тяжелого испытания изменяет жизнь к лучшему, учит искать компромиссы и слышать друг друга.

Иной взгляд на одиночество

Эпидемия обострила важные вопросы, стоящие перед обществом, и в первую очередь — одиночества. Связи между людьми истончались и до вынужденной изоляции, но в условиях карантина и локдауна создавать и поддерживать их стало особенно сложно. Одиночество становится серьезной проблемой развитых государств — как медицинской (есть масса исследований, демонстрирующих связь между одиночеством и повышенным риском сердечных заболеваний, рака и деменции), так и экономической. Этой теме, в частности, посвящена книга известного экономиста, писательницы и спикера Норины Герц The Lonely Century, вышедшая в феврале 2021 года. Одиночество, по мнению автора, еще до пандемии стало определяющим обстоятельством и состоянием XXI века. Герц описывает различные способы преодолеть кризис одиночества — от инвестирования в создание общественных пространств, которые мотивировали бы людей к коммуникации и делали бы общение безопасным, до развития социальных навыков у новых поколений и масштабного переосмысления экономических и политических моделей.

Опыт совместного преодоления тяжелого испытания изменяет жизнь к лучшему.

При всей тяжести переживаний, связанных с одиночеством, наше естественное стремление восполнить дефицит эмоционального контакта и почувствовать единение с другими людьми в условиях локдауна находили удивительно красивые и трогательные проявления — например, в традициях каждый день выходить в определенное время на балконы и всем кварталом, а то и целыми городами аплодировать врачам или петь песни. Такие нехитрые совместные действия обладают мощной объединяющей силой, и эти флешмобы оказали огромную моральную поддержку тысячам людей по всему миру.

Жажда неформального общения

Как бы мы ни старались разнообразить наши рабочие встречи в Zoom и Skype и чаще созваниваться с друзьями и близкими, многие заметили, что общение стало более сухим и формальным. Отчасти это вызвано недостатком невербальных сигналов, ведь язык тела в коммуникации играет большую роль, он дает массу дополнительной информации о собеседнике и его отношении к вам, а на Zoom-созвоне мы видим только лицо и плечи партнера. Может, причина в том, что видеообщение само по себе энергозатратно: исследования показывают, что во время видеозвонков наш мозг тратит намного больше энергии на обработку информации, чем при общении вживую.

Еще одной возможной причиной подобного изменения может служить тот факт, что во время видеозвонков мы почти всегда на экране видим самих себя, а это достаточно непривычно и становится поводом лишний раз оценить свою внешность, заставляет постоянно контролировать то, как вы выглядите и ведете себя «в кадре», сдерживать слова или жесты.

Мы стали больше ценить очные неформальные встречи — не только потому, что видимся реже, чем раньше, но и за то, что теперь они становятся долгожданной возможностью общаться и воспринимать собеседника как личность, а не как функцию.

«Неприкасаемые» — новая норма

Прикосновения — неотъемлемая часть нашего общения. Теплые объятия, успокаивающая рука на плече или дружеское рукопожатие — все это способы проявить заботу и установить близкие отношения. Но в условиях социального дистанцирования самые привычные жесты и прикосновения стали потенциально опасными, что у многих со временем вызвало сенсорное голодание. Как и обычный голод, неутоленная потребность в физическом контакте повышает уровень стресса, может стать источником депрессии и тревоги, а также сказывается на нашем физическом самочувствии.

Во время видеозвонков наш мозг тратит намного больше энергии на обработку информации, чем при общении вживую.

Пока прикосновения остаются недоступными, временным способом утолить сенсорный голод могут стать занятия йогой или танцами (даже в онлайн-формате). Все они стимулируют выработку окситоцина — гормона, повышающего ощущение доверия к миру, чувство связи с другими людьми и сглаживающего тревожные реакции. Ценность общения и контакта с домашними в этом отношении также сложно переоценить.

Сопереживание

Подводить итоги пандемии еще рано, но уже сейчас очевидно, что за прошедший год все мы столкнулись с горем, потерями и страхами. С одной стороны, эти испытания побудили многих из нас проявить свои лучшие качества. Соседи приходили на помощь тем, кто был изолирован, мы поддерживали медицинских работников и тех, кому больше всего грозила опасность заражения. В каком-то смысле пандемия объединила нас, породив новое понимание того, что мы все живем в одном мире, и сделав нас более эмпатичными.

С другой стороны, сам характер пандемии, когда крайне сложно оценить степени риска, часто заставлял нас по-новому воспринимать собственное поведение и действия окружающих: самые обычные рукопожатия или прикосновения стали восприниматься как нежелательные и беспечные, подвергающие риску не только себя, но и окружающих. Это неминуемо повлекло за собой отстраненность и отчужденность, преодоление которых, скорее всего, потребует немало времени и сил.

Многие столкнулись с тем, что у нашего сочувствия есть пределы. Когда чужого горя становится слишком много, мы можем начать ощущать его как непосильную ношу и винить в этом окружающих. В случае такого эмоционального выгорания особенно важно находить утешение, поддержку, ресурсы. Даже настолько простые, как сон, вкусная еда, приятные впечатления и общение с близкими.

Внимание к себе

Изоляция стала поводом заняться собой. Практики осознанности, пробежки, йога и различные хобби помогали нам найти новые силы и лучше узнать себя. Кто-то стал уделять больше внимания собственному телу, в частности, через физические упражнения и дыхание, ведь постоянное пребывание в пределах квартиры и отсутствие движения во многом лишили нас такой важной части нашего опыта, как телесные ощущения, прикосновения, физическая активность.

Некоторые из моих клиентов отмечают, что во время локдаунов они чувствовали себя запертыми не только в квартире, но и внутри собственного тела, и возможность услышать его потребности, научиться языку своих ощущений для кого-то стала важным приобретением этого времени. Для многих оказалось ценным через занятия спортом и хобби найти возможность знакомиться и общаться с людьми. Яркий пример — возникшая в локдаун группа «Изоизоляция» в Facebook, участники которой для развлечения воспроизводят известные картины подручными средствами. Сейчас это сообщество насчитывает почти 600 тыс. человек и объединяет не только русскоязычную, но и зарубежную аудиторию, которая с удовольствием делится своим творчеством и комментирует работы друг друга. Так или иначе, хотелось бы, чтобы этот импульс сохранился и в новой реальности.

Возвращение

Пандемия оставила свой след в каждой жизни — даже у самых благополучных людей, с очень устойчивой психикой. Далеко не все смогут оставить этот опыт и вызванные им изменения уклада жизни в прошлом. Мир, который весьма быстро стал одновременно опасным, непредсказуемым и закрытым, обострил такие психологические проблемы, как тревожность и депрессия. Пандемия побудила многие государства обратить внимание на ментальное здоровье граждан и развернуть программы психологической поддержки и помощи. При этом и такое следствие изоляции, как внимание к окружающим и готовность оказаться рядом, проявившееся в массе инициатив по помощи нуждающимся, стало важным средством для преодоления сложных жизненных ситуаций, и, скорее всего, эти практики останутся с нами в дальнейшем.

Многие столкнулись с тем, что у нашего сочувствия есть пределы.

По мере снятия ограничений и возвращения к нормальному образу жизни перед многими из нас встает вопрос, возможно ли это в принципе. Кто-то потратил так много сил на перестройку собственной жизни, что новые перемены воспринимаются как дополнительный груз, для кого-то приобретенный страх заражения становится препятствием для общения с другими людьми. Пожалуй, одним из лучших способов справиться с подобными сложностями может стать опора на тот положительный опыт, который мы извлекли из этого испытания: внимание друг к другу и забота, понимание ценности привычных вещей и занятий и даже само знание, что это испытание мы преодолели.