Не ходите, дети, в метаверс гулять: что такое метавселенные и чего от них ждать

Не ходите, дети, в метаверс гулять: что такое метавселенные и чего от них ждать

  • Post category:Новости

Безоблачное будущее в метавселенных, которое рисуют нам корпорации, не такое уж безоблачное. Попробуем разобраться почему

Егор Сонин, автор Telegram-канала «Нецифровая экономика»

«Спросите 50 человек, что такое метавселенная, прямо сейчас, и вы получите 50 разных ответов», — пишет газета Guardian. Однако, чтобы объяснить, что это такое, вам не нужна ни она, ни Марк Цукерберг, ни даже РБК. Вы можете сделать это сами, просто подставив вместо него в голове слово «киберпространство». И все. Любая ваша мысль, ассоциация или предположение будут так же верны, как и ошибочны, потому что никакой метавселенной сейчас не существует. Все разговоры о ней и шумиха в медиа про нашу жизнь в метаверсе напоминают дискурс 70-х годов, когда интернет только наступал и никто не мог понять, как это все будет выглядеть. Сейчас мы все вместе переживаем что-то аналогичное.

И нет, у Facebook и десятка других компаний метавселенных нет. NFT-коллекции и виртуальные худи Balenciaga тоже за полноценный метаверс не считаются. И не верьте тем, кто утверждает обратное. Даже глава Facebook и СЕО Epic Games (разработчик игры Fortnite) Тим Суини говорят, что просто строят части одной большой метавселенной и сил одной компании на построение ее целиком недостаточно. Сказать «Facebook строит метавселенные» — все равно что сказать «Google делает интернет».

Треть россиян посчитали метавселенные вредными

Так как описать несуществующее сложно, остается довериться маркетинговым текстам, самый лаконичный из которых, пожалуй, у Facebook: «Метавселенная» — это набор виртуальных пространств, где вы можете творить и исследовать вместе с другими людьми, которые не находятся в одном физическом пространстве с вами». Но это определение уж больно напоминает все, что мы уже видели до этого. И вот почему.

Сказать «Facebook строит метавселенные» — все равно что сказать «Google делает интернет».

Мета… что?

Несмотря на то что широкие массы заговорили о метавселенных после ребрендинга Facebook осенью 2021 года, термин metaverse ввел писатель-фантаст Нил Стивенсон в киберпанк-романе «Лавина» 1992 года, чтобы описать виртуальное пространство для взаимодействия людей через свои аватары. Однако под это описание подходит любая онлайн-игра, а метавселенная должна в XXI веке соответствовать набору критериев:

  • метавселенная — не синоним VR или AR (VR/AR могут быть лишь средством);
  • она должна охватывать разные сферы жизни (не только игры, но и работу, учебу, общение);
  • в ней должна присутствовать полноценная экономика;
  • «беспрецедентная функциональная совместимость» — возможность переносить свои «вещи» из одного места вселенной в другое;
  • децентрализованное управление множеством игроков, отсутствие одного владельца.

Мы почти на грани метавселенной: обмениваемся биткоинами, играем в многопользовательские игры в реальном времени, приобретаем искусство в NFT. Некоторые ее элементы можно найти, например, в многопользовательских играх. В шутер Fortnite теперь приходят не только поиграть, но и послушать концерт Арианы Гранде. Игроки накапливают виртуальную валюту, с помощью которой можно разблокировать экипировку, и другие вещи для настройки своих аватаров. Nvidia запустила платформу Omniverse, которая позволяет совместно работать в 3D-пространстве в режиме реального времени. А в блокчейн-игре Axie Infinity можно заработать реальные деньги, продавая игровых существ. Еще в августе 2021 года она стала первым NFT-проектом в сети Ethereum, общий объем торгов в котором перешагнул отметку в $1 млрд. Ежедневно в нее играет несколько миллионов человек.

Однако до объединения этих составляющих в единую вселенную все еще далеко.

NFT, уход из соцсетей и влияние сериалов: что произошло в моде в 2021-м

Facebook стремится монополизировать средства — VR и AR, а затем заполнить метапространство своими продуктами. Но спустя семь лет после приобретения Oculus VR компания пока не показала выдающихся результатов.

© Facebook

Производство собственных чипов налаживает Apple (и кстати, VR-гарнитура компании выйдет в следующем году), в программном обеспечении сильна Nvidia, запустившая платформу Omniverse, которая позволяет совместно работать в 3D-пространстве в режиме реального времени. Свою метавселенную также планирует делать Microsoft, который недавно специально для этого приобрел игровую компанию Activision Blizzard.

Для развертывания метаверс требуются передовые полупроводники и программные инструменты, отмечает обозреватель Bloomberg. А Facebook никогда не был в этом силен. В чем он всегда был силен, так это в умении выживать в кризисные времена.

Дом, который строит Цукерберг

«Метавселенная — аварийный выход для Марка Цукерберга» — такой игривый заголовок написал New York Times после ребрендинга Facebook. Издание явно не купилось на риторику «Мы просто помогаем людям общаться» и видит как минимум четыре причины смены вектора развития компании. Если не брать в расчет очевидную — уход от негатива, связанного с токсичным брендом сети (на фоне скандалов и утечек), то нынешние усилия Facebook решают проблему старения аудитории и ее регулирования.

Если бы Цукерберг ничего не предпринял, пишет издание, то соцсеть в скором времени превратилась бы в унылое болото, где бумеры (да, там так и написано) пересылают друг другу душные мемы. А загадочная «метавселенная» может привлечь молодую аудиторию.

© Guardian News / YouTube

Кроме того, учитывая грядущее антимонопольное регулирование, логично уйти в те сферы, где правового поля пока нет и долго не появится — VR и AR. А там можно и креативнее подойти к продаже данных о пользователях. Аналогичного мнения придерживается The Washington Post, который считает, что уход в новую нишу способен затормозить многочисленные антимонопольные разбирательства. И самое главное — под идеей о создании светлого будущего скрывается истеричная попытка перестать зависеть от Apple и Google, которые начали поддерживать риторику о защите данных, что уже ударило по бизнесу Facebook — например, из-за смены политики Apple соцсеть не досчиталась $10 млрд выручки и вылетела из топа самых дорогих компаний мира. Если пересадить пользователей на VR-гарнитуры, то можно не только продолжать торговать данными, но и перестать платить конкурентам комиссию магазинов приложений.

Виртуальная мода и NFT в новом выпуске подкаста «А главное — зачем?»

Поэтому новая стратегия компании — возможно, лучшее решение, чтобы вырваться из непрекращающейся череды скандалов, которые преследуют Facebook с 2018 года. Наверное, из-за этого Цукерберг на презентации выглядел таким счастливым, подытоживает The Washington Post.

Звон виртуальных монет

Так где мы все-таки окажемся через десять лет (ориентируясь на сроки построения метаверса Facebook)? Самый вероятный вариант — на острие моральных дилемм, так как уже сейчас на платформе Facebook Horizon и онлайн-играх пользователи сталкиваются с харассментом и имитацией сексуального насилия. (Потому что в виртуальном пространстве это вроде как и не считается, верно?) Однако пользователей больше должны беспокоить новые возможности их монетизации.

Первый круг по строящемуся стадиону пробежали модные бренды — Ralph Lauren, Nike, Prada, Gucci, adidas и другие, так как, по прогнозам Morgan Stanley, к 2030 году на нее придется 10% рынка люксовых предметов и она добавит ко всей отрасли около €50 млрд.

Кадр из сериала «Черное зеркало»

© imdb

Сейчас бренды готовы тратить от $150 тыс. до $1,7 млн только за консультацию по тому, как организовать событие в игровом пространстве. И это не считая расходов на софт, который отслеживает вовлеченность посетителей виртуальных пространств, а также их демографические данные. При этом, отмечает Vogue, никто из брендов не покупает что-то разово, все инвестируют исключительно в стратегии.

Помимо Roblox, в фаворе модных брендов также игры вроде Zepeto и Pokémon Go или Sandbox (в нем агентства уже создают свои настраиваемые площадки под люксовые мероприятия). Но для них это больше игрушка и дополнительный рынок сбыта (платье приходится каждый раз шить заново, а картинка в метаверсе копируется бесконечно). А вот технологические издания всерьез метавселенных опасаются.

TechCrunch, например, не так давно выступил с позицией «зарегулировать ваши метаверсы нафиг». Издание опасается, что рекомендательные алгоритмы в метавселенных наконец-то обретут плоть и кровь, если так можно выразиться. В виртуальной реальности вы можете флиртовать с незнакомцем, засмотреться на фею или гоблина и при этом быть целью рекламодателей, которые будут подстраивать мир под вас. И настраивать на покупку вещей или сервисов.

Опасность, считает TechCrunch, состоит в том, что в виртуальной реальности будет сложно отличить ИИ от обычного человека, на нас будут воздействовать тоньше, лучше и беспощадней. И пока мы восхищаемся Цукербергом, не пройдет и десять лет, как корпорации снова кинут нас на растерзание маркетологам. Как говорится, если вы не платите за продукт, значит, продукт — это вы. И с возникновением метавселенных пользователь может стать еще беззащитней, чем сейчас.

ЦБ предсказал приход мошенников в метавселенные