«Натура, по большому счету, уже уходящая». Цитаты Владимира Меньшова

«Натура, по большому счету, уже уходящая». Цитаты Владимира Меньшова

  • Post category:Разное

Оскароносный советский и российский режиссер Владимир Меньшов умер на 82 году жизни от осложнений, вызванных коронавирусом. Вспоминаем высказывания режиссера, который сумел объединить и примирить советское и русское своими работами

Автор по-настоящему народных фильмов — «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби», «Ширли-Мырли» — родился в Баку в семье военного, рос в Астрахани и Архангельске. Должен был пойти по стопам отца, но в армию не попал, зато отправился «узнавать жизнь» к токарю в ученики, в воркутинскую шахту — за углем, на водолазный катер — матросом. С трудом, не с первого раза, благодаря «Мухе-цокотухе» пробился на актерский факультет в Школу-студию МХАТ, но понял, что стезя немного не та. И после окончания отправился в аспирантуру при кафедре режиссуры во ВГИКе, в мастерскую Михаила Ромма.

Первый фильм «Розыгрыш» он снял в 1976 году, открыв зрителю Дмитрия Харатьяна и Наталью Вавилову. Картину отметили Госпремией РСФСР.

Ставший легендарным фильм «Москва слезам не верит» режиссер снял уже будучи женатым на однокурснице Вере Алентовой, которая стала постоянной соратницей художника. Советскую мелодраму признали во всем мире, Американская киноакадемия присудила ей «Оскар» в 1981 году, о чем Меньшов узнал из новостей по телевизору 1 апреля. Получил он статуэтку только в 1989 году.

Режиссер ушел из жизни 5 июля 2021 года в возрасте 81 года. Об этом сообщила студия «Мосфильм», выразив соболезнования. Дочь Владимира Меньшова, Юлия, опубликовала в Instagram финальный кадр из фильма «Любовь и голуби», на котором герой Александра Михайлова окидывает зрителей последним взглядом и произносит вполголоса: «Всё».

Об успехе

«Я счастлив, что мои фильмы по-прежнему любят».

«Мне странно обсуждать собственный успех. Зачем? Прекрасно, что коллеги так говорят. Знаю, что когда показывают этот фильм ["Москва слезам не верит"] по телевидению, люди по всей стране, которые сто раз уже его смотрели, буквально прилипают к экранам. Что тут сказать? Такое отношение — подарок для меня».

«Я во всем и всегда полагаюсь на судьбу. Она все сама за меня выбирает».

«Если личность с принципами, то принципы потом прорастут в кино».

О народном фильме

«Меня невзлюбили мои коллеги, когда вышла картина "Москва слезам не верит", и когда на нее начались очереди в кинотеатры. Это вызвало очень понятную, но, честно говоря, чрезмерную с моей точки зрения ненависть. Однажды было собрание, и из зала поступил вопрос: "Что же нам делать с этим фильмом, надо же принимать меры, это же позор «Мосфильма»". Реакция была абсолютно в духе собраний 1937 года».

«Для западных зрителей фильм стал ключом к пониманию советской действительности. Говорят, что Рональд Рейган восемь раз пересматривал фильм, чтобы подготовиться к предстоящей встрече с Горбачевым».

«Сборы у нас были около 50 млн руб., а затраты на фильм — 500 тыс. руб. Один к ста получилось. Советский зритель был разный. Не зря зритель ходил в кинотеатры по нескольку раз, чтобы увидеть фильм: выходил из зала, брал билет и возвращался, чтобы повторить».

«Картину послали на "Оскар", потому что она очень понравилась Леониду Брежневу, и вообще руководству страны. Рискнули послать, но ждали, что провалимся. Тот год как раз был очень урожайным: были представлены картины Трюффо, Куросавы. Было очевидно, кто в этой компании аутсайдер».

«1 апреля утром мне позвонили и поздравили с "Оскаром". Я эту шутку оценил по достоинству. Все звонившие потом тоже как-то мялись, думали, что их разыграли».

Атташе по культуре советского посольства получает статуэтку «Оскар», присужденную фильму «Москва слезам не верит», 31 марта 1981 года на 53-й церемонии Американской киноакадемии в Лос-Анджелесе

© ABC Photo Archives / Getty Images

О прошлом и о политике

«Я пересматриваю свои оценки советской жизни и вижу, что разделение на "они и мы" — злые и подлые начальники и хороший народ, которому не давали жить, — ошибочное».

«"Мой отец работает в НКВД" — фраза производила впечатление. Шарахались все от меня».

«Когда не стало Сталина, мне было 14 лет. Это было горе всей страны. У нас был друг семьи, работал проводником на поезде Астрахань — Москва, я попросился к нему на поезд, чтобы попасть на похороны, увидеть Сталина в гробу. К счастью, он не согласился».

«Со Сталиным я бы хотел поговорить. Но не знаю, способен ли он рассказать свою жизнь с той же откровенностью, с которой я разговариваю. Если бы он выложил мне всю правду, мне было бы очень любопытно. Так что если есть встречи на том свете, то я несколько вечеров буду ему вопросы задавать».

«Ельцин меня никогда не очаровывал. Горбачев очаровывал».

«Когда Солженицына спросили, почему он сделал главным героем повести "Один день Ивана Денисовича" человека из самых низов, ведь главный удар сталинских репрессий пришелся по интеллигенции, Александр Исаевич ответил: "Во-первых, это неправда, что он пришелся только по ней — в лагере я видел множество и простых людей тоже, а во-вторых, интеллигенция как-нибудь сама о себе напишет, а о малограмотном Иване Денисовиче могут и забыть". Этот его ответ в то время я очень уважал».

«Люди, которые должны делать нашу жизнь лучше и проще — то есть чиновники и депутаты, эти люди — всего лишь функции, которыми их наделило государство, состоящее из народа. А они считают это привилегией».

О судьбе

«Когда читаешь биографии великих людей, видишь, что они тоже не подозревали, что будет. Да и я не был стопроцентно упертый — не знал, что я великий артист. После первого тура во ВГИКе меня поселили в общежитие. Там рядом жили режиссеры, сценаристы, актеры, киноведы, операторы. Особый мир. Неделя жизни в общежитии меня убедила. Я понял, что другой жизни не хочу».

«Когда мы снимали кино, мы знали, что его ждут. Появление каждого нового фильма — это было событие, все бежали посмотреть, не пропустить. Уходили очарованные или разочарованные. Молодежь ждала эти фильмы, они воспитывали нас не в меньшей степени, чем книги. Тогда все обстоятельства были, чтобы создавать народное кино. И тогда она получалось. Потом все стало хуже».

© Любимов Андрей / Агентство «Москва»

О кинематографе

«Какую-то роль кинематограф продолжает играть в нашей жизни, но это не те "взрывы", когда мы ждали понедельника, когда откроется кинотеатр и будут показывать новый фильм. Потом четверга. Мы ничего не пропускали».

«В восьмидесятые, когда вышла "Москва слезам не верит", прокатчики подумали, что схватили бога за горло. Вышли еще "Экипаж" Александра Митты и "Лидер" Бориса Дурова. Посещения — за 50 млн зрителей. Все решили, что это новый расцвет. А на самом деле это была агония».

«"Зависть богов" попала в неудачное время, но все равно я считаю, что это лучшая моя картина».

О своей личности

«Должен сказать с великим изумлением, но я потерял интерес и к театру, и кино. В театре я вижу только бесконечное самолюбование режиссеров, которое не дает мне возможности наслаждаться искусством».

«От Шахназарова я многому научился. Он людям слабости прощает, а для меня это стало открытием в последние десятилетия. Я остался категоричен все равно. И это во мне неправильно».

«Я ведь натура, по большому счету, уже уходящая. Каждый свой фильм я воспринимал как серьезный поступок. А потому к выбору проекта всегда подходил ответственно. Наверное, я какой-то нетипичный режиссер».

«Истинный режиссер, который попробовал эту профессию, уже не вернется в другие. Он как тигр, наевшийся человеческой плоти».

«У меня есть все основания считать, что жизнь прожита с пользой».

Источники: документальный фильм "Первого канала", интервью агентству Trend, интервью проекту "По живому", программе "Наши", изданию "Российская газета" и агентству ТАСС.