«За калейдоскопом образов стоит драма». Знакомимся с группой «Созвездие Отрезок»

  • Post category:Разное

30 июля группа «Созвездие Отрезок» выступит с сольным концертом в клубе Mutabor и представит свой новый альбом под названием «Жиза». Мы узнали у музыкантов, почему им так важны безумные костюмы, как у альбома появилось имя и где скрываются впечатления

Музыкальная группа «Созвездие Отрезок», в составе которой четыре музыканта (отвечающие за вокал Антон Дворцевой и Варвара Краминова, Никита Чернат с гитарой в руках и Искандер Еримбетов, ответственный за драм-машину, синтезаторы и продакшен), едва ли боится переборщить с яркостью, а среди способов самовыражения имеет не только тексты и ноты, но костюмы, почти ритуальные порой движения на сцене, да и в целом посыл, связанный с мыслью о том, что лучше делать, чем не делать. Продолжением этого тезиса можно считать и второй альбом «Созвездия», получивший название «Жиза». Мы расспросили группу о том, с чего все начиналось, почему между концертами нужно есть печенье и откуда берутся впечатления.

О появлении группы

Антон Дворцевой: Группа появилась шутки ради, кажется, в 2015 году. Сложно построить стройную хронологию. Группа органично оформилась из постоянного шума и песенок, которые мы создавали с Варей. Например, песня «МКСЗ» еще не была написана, а мы уже продумали ее судьбу. Как это часто бывает с несерьезными начинаниями, все вдруг закрутилось, завертелось, разрослось, стало серьезным и — бамс! — вышел первый альбом. Потом были выступления на фестивалях Motherland, «Боль», концерты в Powerhouse, «16 Тонн», Pluton и много где еще.

О названии

Варвара Краминова: В тот же момент, когда мы в шутку придумали, что теперь у нас с Антоном есть группа, почти само собой возникло и ее название — «Созвездие Отрезок». Объясняется оно тем, что у меня и у Антона уже были сольные проекты, так что мы смеялись, что мы две звезды, а наша группа — соединение двух звезд, то есть уже созвездие. Теперь это уже давно созвездие Квадрат, потому что к нам присоединились другие звезды — Искандер и Никита.

1

из
4

Антон Дворцевой
© пресс-служба

Варвара Краминова
© пресс-служба

Искандер Еримбетов
© пресс-служба

Никита Чернат
© пресс-служба

О яркости и немного о безумии

Варвара Краминова: Музыка у нас безумная, в ней смешиваются четыре совершенно разных человека. Нас четверо, и у каждого своя стихия, своя сила. Возможно, кому-то наша яркость покажется чрезмерной, а сами мы будем выглядеть в чужих глазах диковато, но это только первое впечатление — за калейдоскопом образов и звуков стоит драма, история маленького человека и любовь к каждой ворсинке на ковре.

Искандер Еримбетов: Сейчас любой артист, любой художник может назвать себя самым ярким, самым талантливым или самым «вставьте любое слово». А вот сможет ли он отстоять это звание — решать публике.

© пресс-служба

О чае и печенье между концертами

Антон Дворцевой: Мы видимся часто, у нас есть штаб-квартира, координаты мы не раскроем никогда. (Смеется.) Там мы гоняем чаи, едим печенье, готовим шурпу и много еще чего. Альбомы пишем спонтанно и хаотично. То мне, то Варе приходят какие-то строчки-кусочки, и потом мы их вместе раскручиваем до песни, придумываем мелодию. В игру вступают Искандер и Никита. Вот так и получается каждая композиция.

О концертных костюмах

Антон Дворцевой: С самого начала существования группы костюмы для нас делает художник и дизайнер Костя Морг. Он мистическим образом понимает с полуслова, что нам нужно, а иногда знает это лучше нас самих. Костюмы для нас — вторая кожа, без которой невозможен наш перформанс.

Варвара Краминова: Наши движения на сцене приобретают особую значимость и вес, мы можем превращаться в раненых зверей, можем ползать по полу, рыча, оттягивать тянущиеся части костюмов — в общем, это способ принять новую форму, свободную от всяких стеснений.

Константин Морг: Новые костюмы к новой эре «Созвездия» — самые сложные и технически, и концептуально среди всех и за все годы. В них намешаны всевозможные культурные влияния, которые на нас всех оставили отпечаток и сделали и нас самих, и нашу музыку вот такими — от барокко до эмо. Силуэты очень спокойные, цветовые схемы — понятные и простые: один человек — один цвет, пусть и с вариациями. Но в них шипит, бурлит и взрывается наше желание прыгнуть выше собственной головы, наши страхи, печали и сомнения, наши любимые вещи и наши внутренние мемы, наше прошлое и будущее.

О названии нового альбома

Варвара Краминова: Изначально альбом должен был называться «Прикол», но уже в середине работы над ним мы поняли, что так называться он не может, потому что он растет и с каждой нашей встречей становится солиднее. Название «Жиза» пришло после осознания серьезности альбома сразу же, но мы, разумеется, решили забить на него, потому что оно казалось слишком тяжеловесным, и поискать другое имя. Так, некоторое время мы были уверены, что альбом будет называться «АБ». Устраивали серию совещаний и голосовали за названия, которые нам нравятся, и название «АБ» побеждало всякий раз (потому что это было веселое название, обозначающее отрезок АБ или путь из точки А в точку Б). Когда мы уже почти доделали альбом, он стал такой массивный и содержательный и с точки зрения музыки, и с точки зрения смысла, что только одна «Жиза» могла его обобщить и укротить.

Обложка альбома «Жиза»

© пресс-служба

О впечатлениях

Антон Дворцевой: Не могу понять до сих пор, откуда берется вдохновение и что это вообще такое. Но песен больше всего написано по осени и по весне и почему-то чаще всего в общественном транспорте: лучше всего подходит трамвай А или МЦК.

Музыку мы слушаем постоянно и везде, даже во сне. Сейчас творчество вот таких музыкантов восхищает лично меня: ДПА (Дом Прекрасных Аустов), «Ритуальные услуги», Мередит Монк, Yin Yin, Хако Ямасаки. Скорее всего, через две недели этот список изменится кардинально.

Варвара Краминова: Мы — котлы, в которых сгорает все, что угодно. Во мне сейчас догорают нежный день, «Анна Каренина», случайно посещенная выставка Евгения Расторгуева с его ангелами и чудаками, а еще у меня болит ухо — все это дает силы для созидания. Вдохновение в текущий исторический период необходимо, просто чтобы понимать, что все, что мы делаем, — не напрасно. Чудеса жизни, которые случаются все чаще, указывают на то, что нужно делать, даже если не осталось сил думать. Еще мы очень друг друга любим и ценим, каждый из нас — алмаз: Антон с его неповторимым голосом и разливами фортепиано, Искандер с его саундпродюсерским даром и виртуозным высеканием бита, Никита с его никому не подвластной огненной гитарой и я с манией песнетворения.

© пресс-служба

О концертной площадке мечты

Антон Дворцевой: Я бы хотел, чтобы мы выступили в Афинах, на южном склоне Акрополя, на сцене древнего античного театра Одеон Герода Аттика. Интересно, каково это — петь на сцене, которой 1875 лет.

Варвара Краминова: А для меня это концерт — карнавальное шествие, поющая и играющая на всем подряд толпа людей, возглавляемая нами. Процессия шествует по центральным улицам, и к ней присоединяются слушатели. Это может быть тур по нескольким городам, чтобы при этом случайный зритель тоже имел возможность поучаствовать.